Издержки громкой победы.

В январе 2011-го, после легендарного камбэка в Баффало, в студию к Андрею Малахову притащили половину состава чемпионской молодежки. По факту – это высший показатель успешности, особенно с учетом того, что у Первого в те годы было совсем сложно со спортом – про u20 и речи не шло. Где-то тогда – между выкупленным утренним повтором финала на первой кнопке и появлением игроков в студии «Пусть говорят» – и начала зарождаться всероссийская любовь к МЧМ.

Но сам эфир, конечно, был очень странным – как и многое, что Первый делал со спортом в 21-м веке.

«Москва. Ток-шоу «Пусть говорят», – традиционно начал Андрей Малахов. – В этой студии мы обсуждаем невыдуманные истории, о которых невозможно молчать. 5 января 2011 года. Молодежная сборная России в финале чемпионата мира проигрывает канадцам со счетом 0:3. Но вдруг на глазах у болельщиков со всегда мира происходит нечто невероятное: в третьем периоде россияне буквально вырывали победу у канадцев. Итог – 5:3 в нашу пользу.

Эти кадры [с церемонии награждения] увидел весь мир. С таким чувством на льду еще никто не выступал. Знаменитое дерби хоккейного мира завершилось самой скандальной победой за всю историю молодежных игр. Нашей сборной не дали улететь домой – их высадили с самолета. Позже канадские журналисты заявили: русские спортсмены опьянели от победы.

Кто же испортил хоккеистам вкус первой победы? Сегодня в нашей программе эксклюзивные кадры, которые помогут разобраться в этой скандальной истории. Члены молодежной сборной, тренеры и легенды русского хоккея.

«Кубок для чемпионов» – тема нашей программы сегодня. Встречаем нашу молодежную сборную – она сегодня здесь, в нашей студии».

Зрители и эксперты программы встречали игроков стоя – на диванах расположились Артемий Панарин, Денис Голубев, Станислав Бочаров, Артем Воронин, Никита Двуреченский, Андрей Сергеев, Никита Зайцев, Максим Игнатович, Максим Березин.

– Вы встретились с премьером Путиным. Что он сказал вам? – Малахов сразу зашел с главного.

– Он нас поздравил с победой, – взял микрофон Артем Воронин. – Сказал: то, что мы сделали – это отличный момент для сборных и для хоккея вообще. Мы доказали и показали, что можем играть в хоккей.

– Расскажи, что происходило, что в третьем периоде вы взбодрились и взяли себя в руки? – вопросу Андрею Сергееву.

– Мы все, тренеры и капитан, вместе сплотились. Тренер нашел пару слов. И капитан.

– Скажите, эти слова, которые тренер нашел для вас между вторым и третьим периодами, можно произнести в эфире?

– Было сказано в общем: «Ребята, это последний чемпионат мира для вас, вы это сами прекрасно понимаете. Либо мы будем наверху, либо мы будем…»

Никиту Зайцева, еще не подозревающего, что через 9 лет он придет на эфир к Малахову из-за развода с женой, прервали аплодисменты.

– Ведь именно ты, ты забил две шайбы – навис шоумен с микрофоном над Панариным.

– Помогла команда, партнеры. Выигрывает команда, а не один игрок.

– Скажи, у тебя зуба нет. Потерял во время этой игры? Или когда? – продолжал Малахов допрашивать будущую звезду «Рейнджерс».

– Не, это я на тренировке потерял его.

– Не вставляешь как Овечкин?

– Да нет, времени нет просто, постоянные выезды. 

Панарин, кстати, тогда уже играл в основе «Витязя», и за тот поход на передачу ему досталось. Запись происходила накануне игры с «Северсталью», и после встречи команды с Владимиром Путиным Артемий поехал не на тренировку, а в студию. В наказание Андрей Назаров оставил его вне заявки, но вернул в состав через матч.

– Мне сказали, что кому-то за эту победу дали даже квартиру. Кто получил? Ты? Что сказали тебе?

– Поздравили в клубе, – не стал гаситься Сергеев. – Когда была игра первой команды – «Нефтехимик» играл с «Автомобилистом» – мы с Максимом Березиным вышли на лед, и глава администрации Нижнекамского района и хозяин клуба поздравили нас и сказали, что будут вручены квартиры.

– Скажи, ты же тоже потерял зуб? В этой игре? Или в другой? – вопрос Денису Голубеву.

– Нет, я зуб потерял еще в ноябре, играли с Нижнекамском дома. Попали клюшкой – выбили.

– А квартиру тебе дали? Или только ему дали?

– Только ему.

– Только ему? Что за несправедливость?

– Нас тоже наградили, дали сертификаты денежные. По ноутбуку подарили в Казани.

– А ты кричал после матча? Я что-то тебя не видел, – ведущий заметил Бочарова.

– Кричал, конечно.

– А гимн пел? Давайте посмотрим, как наша команда пела гимн.

– Не надо может? – пытался возразить Бочаров, но его уже не слушали.

Не обошлось и без родственников: Малахов опросил в студии маму Дениса Голубева, его девушку, а потом перешел к гостям в студии:

– Алла, вы безумная болельщица. Не пропускаете ни одной хоккейной игры. Что скажете?

– Да, конечно, – начала ведущая Алла Довлатова. – Я хочу поздравить ребят, сказать им большое спасибо за то удовольствие – мы смотрели той ночью хоккей. Конечно, мальчишки. Конечно, это радость. Вы так прикалываетесь по поводу того, как они гимн поют – но они же не в консерватории учатся, правильно?! Они все-таки настоящие мужчины, которые играют в хоккей, поэтому те эмоции, которые они переживают, – это абсолютно нормальные эмоции. А то, что вы смогли совершить чудо – а я считаю, что это чудо – мы все вам безумно за него благодарны. Это ваша воля, ваше мастерство, хотя вы еще совсем молодые, это ваш характер. Браво вашему характеру. Браво тому, что вы настоящие – хоть и молодые – но мужчины.

Надо признать, что с экспертами там было неплохо: легендарные игроки, тренеры, а шоубиз представляла Алла Довлатова, которая действительно следит за хоккеем.

Следующим слово взял Виктор Тихонов:

– Ну что, вы правильно сказали: это чудо. Чтобы собраться так после 0:3 – это редко бывает, очень редко. Надо было включить в себе волю. И должна быть одна команда, здесь один ничего не сделает. Была команда – и эта команда своим характером и победила. Они практически смяли канадцев, которых до этого считали сильнейшими. Я считаю, это хороший задел на будущее – не только для них, но и для остальных наших ребят.

– Мне тоже хочется поздравить наших ребят с победой, великой победой, – присоединился Александр Якушев. – Мне невольно вспомнилась серия 1972 года. И вы знаете, вот по уровню положительных эмоций, по уровню радости, которую вы принесли народу, ваша победа была чем-то схожа с победой в первой игре, когда мы тоже неожиданно для многих и, может быть, даже для себя обыграли сборную Канады. Спасибо вам за это, это было просто замечательно. Хочется поздравить и весь тренерский штаб. Молодцы.

– Скажи, что у тебя с рукой? — обратился Малахов к Никите Зайцеву, у которого были перебинтованы некоторые пальцы и запястье. 

– Был матч с Норвегией, шайба попала в руку. Сначала подумали, что сильный ушиб – повезли в клинику американскую, сделали снимок. Снимок показал, что ничего нету, можно играть. Сыграл два матча – полуфинал и финал. Приехал в Москву – рука болела, решил сделать повторный снимок, который и показал, что трещина в руке.

– То есть ты играл со сломанной рукой, получается, в финале?

– Получается, что да.

– А капитан команды – вот эта история: получается, правда, что он с переломом ребра играл?

– Как раз в такие моменты и проявляются настоящие капитаны. Спасибо Вове Тарасенко, что он не сломался и не ушел просто из-за боли. Настоящий наш капитан, без него у нас бы ничего не получилось, – рассказал Никита Двуреченский, сидевший с кубком.

Разумеется, это «Пусть говорят» – здесь нельзя нахваливать команду все 50 минут эфира. Обязательно должен быть отрицательный персонаж – и такого авторы программы нашли. Хотя история, конечно, высосана из пальца.

– Невероятно, но не все восприняли нашу победу в Америке однозначно. Наш следующий гость – писатель и юрист Юрий Лучинский. Он не стесняется своих выражений и назвал победу нашей сборной «букетом национальной мерзости». Почему вы так считаете? Здравствуйте.

– Во-первых, я не склонен рассуждать о спорте и, в частности, о содеянном ребятами. Я некомпетентен в хоккее и я вполне готов признать силу этих ребят в частности преодоления физических и психологических нагрузок. Но вся беда оказалась в том, что когда кто-то по доброму или по злому умыслу зафиксировал внимание аудитории вот на этих всех прыжках, на искаженном там гимне, на каком-то там распитии, нам пошли объяснения, что ничего не было, все было хорошо, никто ничего не пил, никто ничего не орал. И это бы еще ладно. Но когда в прямых эфирах радиостанций понеслись возмущенные вопли граждан «Как так могли там нашу гордость, наше достояние оскорбить там какими-то претензиями по части какой-то выпивки, по части какого-то мата» и так далее, вот тут у меня терпение лопнуло. Я обругал наших хоккеистов и тех, кто их поддерживает, а в ответ на это получил угрозы жизни и здоровью своих родственников. Ну, кто из нас лучше?

Мало кто понимал, чего хочет Юрий Лучинский и о чем он вообще говорит, а конкретнее всех выразилась Довлатова:

– Я вообще не понимаю, что вы здесь делаете. Вы, наверное, хотите себя здесь раскрутить, популяризировать, но вы нам неинтересны. Я предлагаю поговорить о чем-то другом.

Но так плавно программа подошла к самому скандальному – снятию с самолета.

– Я начну с того, что поздравлю с победой. Это была действительно замечательная игра, третий период мне очень понравился, – в студии появился журналист «Эхо Москвы» Алексей Дурново. – Я хочу сказать, что в результате того, что произошло в аэропорту, мы получили неприятный скандал, от которого ущерб только хоккеистам, только чемпионам. Пострадала их репутация. И я считаю, что старшие товарищи, спортивные чиновники, тренеры должны были их от этого оградить, должны были что-то для них сделать. Если действительно выпили – привести в чувство, как-нибудь посадить на самолет, это не так трудно. Если, как это подавалось у нас неоднократно, раздули скандал на пустом месте и ничего не было – судиться с каналом, который раздул, судиться с авиакомпанией, которая, получается, без причины не посадила.

– Тогда вопросы из первых уст. Что случилось в аэропорту? – подошел Малахов к Голубеву.

– Не знаю. Зашло полкоманды в самолет, уже сели, вставили в уши наушники, легли спать – тут зашли 5 милиционеров, без причины вывели всех. Сказали: «Или сами выходите, или будем применять силу». Мы встали все, тихо-мирно ушли.

– А кто-то все-таки отметил победу или нет? Или вы не отмечали – покричали на льду и на этом все закончилось?

– Ну из кубка-то можно было глотнуть победного шампанского, – объяснял Двуреченский. – Когда мы пришли после победы, уже стояло «Советское шампанское» наше. Не помню, сколько бутылок – 6 или 7.

– Ну я вообще, если честно, пытался собрать какие-то истории про хоккеистов – и мне говорят: «Ребят, это смешно – хоккеисты вообще не выходят на лед без ста грамм». Какой-то знаменитый у нас есть хоккеист, который поехал в Канаду в первой волне, накануне принял поллитра водки, встал на лед, забил две шайбы – подъезжает к тренеру и говорит: «Знаете, сегодня что-то плохо катается». Выясняется, что у него коньки разные. Может, действительно все это есть?

– Что касается отмечаний, – взял слово Якушев, – то и ребятам не надо лукавить, и самим себе не надо лукавить: ну, конечно, отмечают. Все отмечают. Единственное, не надо сейчас на этом заострять внимание. Мы сюда собрались, чтобы отметить большую победу нашей молодежки. Я считаю, что после таких побед происходит объединение нации, народа. И все будут еще долго вспоминать эту победу.

Дальше зачем-то включили видео с интервью Александра Овечкина, где он якобы должен был рассказать о празднованиях победы в НХЛ (так анонсировал Малахов), но на самом деле оно поддержал парней.

– Вы не знаете, как мы праздновали, когда выиграли два чемпионата мира подряд. Ребята делали все правильно: они отмечали, расслаблялись. Американцы просто не знают, как русские могут отдыхать – о чем тут можно говорить. Молодцы, ребята, правильно сделали, что отпраздновали и сделали такой шумный отъезд.

Как вы понимаете, на этом обсуждение эпизода не закончилось. Выступила директор московского дома фотографии Ольга Свиблова с рассказом, как ее чуть не посадили на 20 лет в США с обвинениями в терроризме в аэропорту. Врач молодежной сборной Александр Бородин сказал, что победитель МЧМ имеет право на определенное количество легкого алкоголя.

Разумеется, обсуждалась теория мести американцев и канадцев нашей молодежке, вспомнили женскую сборную Канады с сигарами на льду в олимпийском Ванкувере и даже американскую сборную в Нагано, которая «разгромила половину олимпийской деревни».

В студию пригласили родителей Никиты Зайцева – Елену и Игоря, которые следили за МЧМ-2011 с трибун и на протяжении турнира были рядом с командой.

– Знаете, я видел празднование в отеле не по телевизору, а вживую. Когда ребята приехали на автобусе в отель, мы выпили человек на 20 бутылку русской водки. На что весь бар канадский встал и стал нам аплодировать – 100 человек канадцев, которые хотели отмечать победу, стали нам аплодировать. Ко мне подошел секьюрити, спросил «Вы отец?» – то есть родители здесь присутствуют, когда ребята пьют пиво. Мы сказали «Да» – нам ответили: «Нет никаких вопросов, при родителях можно пить – то есть мы видим, что все контролируется». И они выпили при нас по бутылке пива и ребята стали расходиться в номера. Да, они, наверное, выпили шампанское.

Но вы подумайте, что две недели обезвоженный организм, постоянный стресс, нервы, физическая нагрузка – они, мне кажется, были счастьем больше опьянены, чем… [аплодисменты]

А еще в студии был Нобель Арустамян, которого Малахов почему-то назвал Абель – и многие болельщики наверняка в таком имидже его даже не помнят.

– Для начала поздравлю все же молодежную сборную России с победой. А что касается этой истории – я, честно говоря, ничего криминального в этом не вижу, потому что любая спортивная команда – футбольная, хоккейная, баскетбольная – когда выигрывает, она, естественно, отмечает победу. Поэтому ничего абсолютно криминального в поведении наших хоккеистов не было ни в аэропорту, ни после победы. Я предполагаю, что это в принципе упирается в законы американские, что, мол, нельзя пить до 21 года и так далее. Меня больше другое интересует: наверное, все же после победы сборная России была достойна на чартере долететь до страны, а не толкаться на американских авиалиниях. Мне кажется, так было бы намного логичнее.

– Самолет забудется через одну неделю, – Владимир Юрзинов был как обычно мудр. – Все забудут самолет, но победа-то останется. И второе, что я хочу сказать: лично меня этот чемпионат мира сделал счастливым. Потому что я вернулся в то время, когда мы с Виктором Васильевичем [Тихоновым] вдвоем… мы частушки пропоем, знаете как… когда мы тоже это проходили. Это было с нами и осталось с нами навсегда. Второе: они меня сделали молодым – понимаете, как я сразу вспомнил: «Ага!». Витюша, да, помнишь, какие были времена? Саш, да? Было, было. Это сразу меня сделало молодым. Я вспомнил, какие мы были сильные, какие мы были уважаемые во всем мире. И самое главное: я увидел сплоченность, что нашим последним командам сейчас не хватает. Вот назовите мне сейчас другой вид спорта, где наша молодежная команда выиграла чемпионат мира? Так, навскидку? Давайте так: волейбол-баскетбол-дрррррррык, проехали. Правильно? Футбол забыл? И футбол, и с футболом мы уже давно проехали. Понимаете как. Поэтому давайте порадуемся, а заболтать можно любое хорошее дело.

Виктор Тихонов еще раз взял микрофон и даже умудрился вступить в конфликт с журналистом «Эха» Алексеем Дурново. Хотя конфликтом это назвать сложно – легендарный тренер даже не слушал оппонента.

– Правильно здесь говорят: надо поздравить с такой победой. Это победа для нашего народа. Наша молодежная команда давно не выигрывала – это первое. Второе: любая победа в любом виде спорта всегда отмечалась. Ну это мальчишки. Радость – да! Меня поразило другое: когда мы выигрываем, находятся обязательно недовольные люди. Ну что ты будешь делать. Вот выиграли – плохо. На следующее утро «Эхо Москвы» проводило голосование: 80% за то, что надо наказать. Ну что это такое? И ни одного доброго слова.

– Страшные люди набросились за то, что выиграли…

– Ты не понимаешь…

– Никто слова плохого не сказал. Это действительно великая победа. Вы говорили, она сделала вас счастливой – она и меня сделала счастливым. Я за этих ребят болел и я буду болеть за них и дальше. Я хотел бы очень, чтобы истории как в аэропорту…

– Подождите… 

– Позвольте договорю.

– Ты много говоришь. Подожди ты. Подожди. Подожди ты, остановись.

– Не перебивайте, пожалуйста, великих людей. Ну, послушайте, – вмешалась Алла Довлатова.

– Остановись. Ты много говоришь. Ты не знаешь, что такое спорт. Не знаешь, как достаются эти победы. Целый год напряженной работы, чтобы попасть в эту команду. И чтобы добиться результата. Вы не понимаете. Поэтому вам легко судить. Поэтому много находится таких, которые не радуются победе…

– Во-первых, я радуюсь. Во-вторых, я про победу ничего не сказал.

– Подожди ты, елки-палки. С победой мы все поздравляем. Как себя вести? Здесь я могу сотни примеров привести. Вот мы с Владимиром Владимировичем [Юрзиновым], думаете, что, не отмечали? Еще как отмечали. Конечно, это мальчишки – у них выплеснуло все. Ну все ждали: и они ждали, и мы ждали, надеялись, что будет хороший результат. Но никак вы не можете здесь отрегулировать [их поведение] – это спорт, большой спорт, который требует огромных затрат, огромной отдачи. Да нельзя на этом так ставить вопрос.

«На сладкое» авторы припасли допрос Валерия Брагина: главный тренер команды появился в студии последней части программы и сел на диван с Панариным, державшим кубок. Остальные игроки – кроме Зайцева, сидевшего рядом с родителями – уже давно пересели в студию к зрителям.

– Что, Андрей? Комментарии? – взял инициативу Брагин.

– Итак, значит заканчивается второй период. Они приходят…

– Первый период. В общем-то перед игрой был тренерским штабом разработан план игры. Первый период прошел – в общем ситуация немножко так… Некоторые игроки немножко не поняли, что это финал, что нужно играть на максимуме. Вот они сидят улыбаются. Как-то нужно было переламывать ситуацию. Во втором перерыве я сказал: «Забьете быстрый гол – значит, дожмете и обыграете их». И они вышли – и сделали это. 

– Вы как тренер как смотрите на историю, которая сейчас обсуждается уже больше, чем победа?

– Я был за кулисами и слышал – все тут правильно сказали. Акценты расставляются неправильно – вообще непонятное отношение СМИ к нам. На следующий день мне позвонила жена с утра и в шоке вся – говорит: «Вы там все кресла из самолета выкинули, самолет расшатали так, что вас сняли с рейса». Я отвечаю: «Да ничего, все тихо-спокойно было». Я еще раз говорю: может быть, они были немного ошарашены нашей победой, может быть наши эмоции напугали их. Но криминального вообще ничего нет. Наши ребята вели себя достойно, глоток шампанского из кубка каждый сделал, тренерский штаб вышел на лед отдельно от ребят – они остались в раздевалке, а мы по глоточку выпили, поблагодарили арену, лед. Вообще никакого криминала, заострять на этом внимание смысла нет. Нужно гордиться ими – вот они сидят здесь.

На закуску Андрей Малахов оставил себе Артемия Панарина:

– Я знаю, что тебя незадолго до финала исключили из Подольского социально-спортивного института.

– Ну да, письмо пришло домой, в Челябинскую область. Дедушка прочитал – в шоке. Звонит быстрее: «Тебя что, отчислили?». Ну я говорю: «Все нормально, я еще там не был просто». У меня не было возможности туда приехать: Канада, Америка – все время выезды, приезжаешь в клуб – тренировки выезды те же самые.

– Сегодня мама здесь, приехала. Пойдемте. Сядьте рядом с сыном. Поаплодируем маме за то, что воспитала. Я-то, конечно, хотел сделать все возможное, чтобы ректор пришел на этот эфир, но я обращаюсь к нему еще раз просто с экрана телевизора – к ректору, Владимиру Валентиновичу Нелюбину. Владимир Валентинович, вы должны восстановить такого студента. Понятно, что у всех бывают пропуски, но две шайбы в финале чемпионата мира забивает не каждый.

В 2002-м легенды советского хоккея пришли на «Поле чудес». Якушев выиграл суперприз – плиту, а потом Черномырдин подарил ему «Жигули»

Сергей Бодров в 90-х вел передачу о спорте: комментировал хоккей и веселые старты, брал интервью у Тарасова

Хоккейное ТВ нашего детства: финал Кубка Стэнли с Буре шел на РТР, а у Первого не было денег на матчи сборной

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь