Еще никогда не был так близко к журналисту.

Капитан и живая легенда «Вашингтона» не так уж и часто дает интервью (хотя все же он заметно общительнее, чем Кучеров) – пару обстоятельных разговоров в год без особого огня да послематчевые комментарии. Он и сам признается, что не очень любит это дело. Но, кажется, впервые в его карьере он вообще не мог отказаться от общения с журналистом, ведь вопросы задавала его жена Анастасия.

Идея и реализация такого проекта – заслуга «Матч ТВ». Полное интервью можно посмотреть по ссылке, а мы выбрали для вас самые интересные моменты.

«Вашингтон», контракт, пандемия

– В первую очередь я хочу тебя поздравить, поздравить всех нас, нашу семью, что мы подписали контракт новый. Можешь немного рассказать про то, как долго договаривались и как это все происходило?

– Происходило это не очень долго. Встреч с генменеджером было от силы пять. Мы ждали момент, когда будет понятен потолок зарплат, когда будет понятно, вырастет он или нет. Он остался на одном месте, поэтому мы пришли к этим цифрам и этому соглашению по срокам контракта. Думаю, что обе стороны довольны, и я с нетерпением жду, когда новый сезон начнется. Я знаю, как ты любишь ходить на матчи, а в следующем сезоне ожидается стопроцентная посещаемость и будет та атмосфера, что была до пандемии.

Для меня и для семьи было важно остаться в «Вашингтоне», потому что я там вырос, я был с этой командой на дне турнирной таблицы и был как чемпион. Для нас это был очень важный момент.

– Как считаешь, можно ли сказать, что пандемия спасла НХЛ от локаута?

– Да, если бы не было пандемии, скорее всего, локаут бы был. Потому что мы не могли договориться по поводу цифр, не могли договориться по поводу определенных вещей. Но когда наступила пандемия, мы оказались все в одной лодке и пришли к этому соглашению, которое сейчас действует. Понятное дело, что кому-то это не нравится, но самое главное, что мы играем в хоккей, мы радуем болельщиков и все живы-здоровы.

– Если ты ошибаешься на площадке, может ли кто-то в раздевалке тебе напихать, высказать недовольство?

– Хороший вопрос. Больше всего мне пихаешь ты после игры.

«Динамо», сборная России, перелом

– Ты всегда говорил, что хочешь завершить карьеру в родном клубе «Динамо» Москва. У тебя так же это в планах?

– Да, конечно. После моего контракта в «Вашингтоне» последнюю игру я сыграю за «Динамо» – и после этого объявлю о завершении карьеры. Считаю, это будет правильно и для болельщиков, и для всех нас – чтобы все мои родные, близкие, дети посмотрели на мою последнюю игру.

– Почему ты стал реже приезжать на чемпионаты мира?

– Не почему, а из-за чего. После каждого плей-офф НХЛ у меня были травмы, и я понимал, что, если поеду, то не буду выступать на 100%. Поэтому когда мне звонят из сборной, спрашивают: «Готов?» – говорю, что готов, но у меня есть повреждение, и с этим повреждением я, скорее всего, не смогу достичь определенных результатов. Поэтому для чего занимать место игрока, который может быть на 100% здоров и поможет сделать результат? За сборную страны ты должен выходить готовым и отдаваться полностью.

– Но раньше ты же приезжал со сломанной ногой.

– Да, но мы это узнали уже на чемпионате мира.

– Что у тебя была сломана? То есть ты не знал о переломе?

– Я не знал. Мы думали, что это ушиб, делали процедуры, было очень больно, я выходил на лед, делали обезболивающее. Когда мы проиграли, сделали снимок – оказалось, что у меня сломан палец. Слава Богу, что все обошлось, я ходил в корсете недели три, наверное. Понятное дело, что если б я знал, что у меня такая травма, я бы не прилетел – есть вероятность, что шайба попадет туда еще раз и нужна будет операция и восстановление займет очень долгое время.

Женский футбол, школа Овечкина, музей

– Всем интересно знать, как так вышло, что ты вложился именно в женский футбол?

– Так как я люблю футбол, так как я фанат футбола, мы – с тобой же это все происходило – подумали: «Почему бы и нет?». Ты приходишь болеть за местную команду. Ты знаешь, что в Вашингтоне я болею за все местные клубы: большой фанат «Редскинс», и бейсбола, и баскетбола, всех. Стать одним из соучредителей клуба – почему бы и нет? Считаю, что это прикольно: не то чтобы пафосно, но статусно, сказать, что я – владелец футбольной команды. Ты помогаешь развиваться – точно так же, как и в детском хоккее – местным командам. Я считаю, что это хороший, правильный шаг с нашей стороны.

– Ты сказал про детский хоккей. Расскажи о своей школе?

– Это будет масштабный проект, школа имени Александр Овечкина – Ovi School. Там будет два льда и две маленьких подкатки. Понятное дело, что первые года три мы возьмем несколько возрастов и будем потихонечку получать опыт и знания, которые нам понадобятся в будущем. А потом мы уже соберем полностью команду – будут школа и медицинская часть. У меня есть в планах это все объединить с российскими, канадскими, американскими и европейскими клубами – сделать интернациональную школу. А когда будет свой лед и место, где разместить всех спортсменов, все захотят туда попасть. Это будет очень престижный турнир.

– Саша, расскажи, пожалуйста, о своей коллекции клюшек, которая у нас хранится… Дома… Везде.

– Помню, когда появилась первая клюшка, потому что это была клюшка одного из моих самых любимых игроков – Марио Лемье. Мы играли против «Питтсбурга» на выезде, и он передал эту клюшку через точильщика коньков. И на следующий день, когда мы прилетели в Вашингтон, он мне эту клюшку вручил. С автографом Лемье. И так постепенно после каждой игры – когда играем против каких-то звезд, мы просто обмениваемся клюшками. Потом, когда было уже много чужих с автографами, я стал коллекционировать и свои. Взять, допустим, вот эту – здесь написано, что этой я забил 50-й гол.

– Скажи, а был игрок, чью клюшку сложнее всего получить?

– Коннор Макдэвид. Это было несколько лет назад. Ему «Эдмонтон» запрещал передавать клюшки. Но я очень попросил – для меня сделали исключение. 

– Сейчас эта коллекция хранится у нас дома, а в будущем, насколько знаю, ты хочешь разместить ее у себя в музее. Расскажи, что там еще будет?

– Там будут клюшки, коньки, перчатки, картины, майки… Как мои, так и других игроков. У болельщиков, которые в России болеют за НХЛ, будет возможность прийти, посмотреть.

Гретцки, Олимпиада, Федоров

– В последнее время очень много разговоров о рекорде Гретцки, который ты можешь побить. Не давят ли они на тебя?

– Не то чтобы не давят. Можно сказать, что я к этому привык в последние несколько лет – после того, как забил 600 голов. Каждый гол – и снова идет подсчет, и в каждом интервью меня спрашивают про этот рекорд. Это почетно, что тебя сравнивают с таким великим игроком, но загадывать настолько вперед нет смысла – никто не знает, что может произойти. Нужно просто наслаждаться моментом. 

– Жива ли еще надежда стать олимпийским чемпионом?

– Ну, конечно. Это одна из самых главных моих целей. Не только на сегодняшний момент, она всегда у меня была. 

– Кто для тебя лучший центр? Назови топ-3.

– Понятное дело, это Сергей Федоров, Бэкстрем и Кузя. Я просто с ними играл и знаю, на что они способны. 

– Что думаешь по поводу назначения Сергея Федорова главным тренером ЦСКА?

– Мы с ним созванивались после того, как его назначили, я пожелал ему удачи. Думаю, тот опыт, который есть у него за плечами как у игрока и генерального менеджера, скажется на игре ЦСКА. Что здесь говорить – один из величайших игроков тренирует команду, которая ставит перед собой самые высокие задачи. Думаю, все игроки получат удовольствие от работы с ним. Я желаю ему только удачи. Думаю, с учетом его опыта в НХЛ он может спокойно стать тренером и тут.

«Тампа» не попадет в финал, Овечкин упустит «Ришар», а лучшим новичком станет американец. Предсказываем, что будет в новом сезоне НХЛ

Овечкин может не выйти на лед в первом матче сезона НХЛ. За всю карьеру он пропустил всего 24 матча из-за травм

Изучаем контракты русских звезд НХЛ: чистыми больше всех получат Кучеров и Бобровский, у Овечкина в этом сезоне – меньше 3 млн

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь