Ключевой свидетель по делу «Нового величия» растворился в суде

А другой фигурант отказался от показаний и попросил сменить адвоката

11 июля должно было состоятся заседание по апелляции на приговор одному из фигурантов дела «Нового величия» Павлу Ребровскому, но слушание перенесли на неделю. Как и суд над оставшимися обвиняемыми, который должен был пройти накануне. Не удивительно, ведь следствие трещит по швам — засекреченный провокатор пропал из обвинительного заключения, один из главных свидетелей отказался от показаний, а второй «телепортировался» из здания суда в неизвестном направлении.

Ключевой свидетель по делу «Нового величия» растворился в суде

Напомню, изначально дело «Нового величия» — якобы экстремистской группировки, намеревавшейся свергнуть власть было построено на показаниях некого «Руслана Д.». По сути вся эта история стала результатом его провокации. Именно он собрал группу молодых людей в интернете, обсуждал с ними недовольство положением дел в стране, а потом написал устав по факту несуществующей организации, который был затем признан экстремистским.

Адвокаты задержанных подозревают, что «Руслан Д.» — сотрудник спецслужб, все данные о нем в материалах дела засекречены. Но узнать это вряд ли получится, теперь он и вовсе исчез из материалов дела.

В итоге обвинение выстроилось вокруг показаний Павла Ребровского. Но когда уже осужденного на два с половиной года колонии Ребровского доставили в суд, чтобы свидетельствовать против бывших товарищей, он полностью сломал линию обвинения. Лицо прокурора бледнело на глазах, а к тому моменту, когда нужно было задавать вопросы, она так и не смогла произнести ничего членораздельного. Зато защита и родные подсудимых громко аплодировали и не скупились на слова поддержки. Ведь Ребровский признался, что показания, которые стоили ему свободы и должны были помочь упечь за решетку остальных фигурантов дела, он давал под давлением, на него грозились повесить статью о терроризме, а это уже совсем другие сроки заключения — вплоть до пожизненного.

Ребровский также сообщил, что часть показаний и вовсе писал не сам, это сделал следователь и не с его слов. Кроме того, во время допроса не присутствовал государственный защитник, который потом просто подписал протоколы.

Да, по словам Ребровского, ребята общались в телеграме, встречались в кафе, сходили аж на два митинга — Навального 28 января 2018 года и в память о Борисе Немцове в феврале. Но то, что они готовили «свержение власти и конституционного строя» — неправда и с его стороны самооговор.

В итоге свидетеля обвинения снова заковали в наручники и отправили в СИЗО, чтобы потом допросить снова.

«Суд потакает обвинению», — констатировала адвокат обвиняемых Каринна Москаленко. Защитники считают, что полноценный допрос Ребровского, в ходе которого он отказался от самооговора, уже проведен в полном объеме.

«У защиты есть реальные основания опасаться, что, находясь в условиях следственного изолятора, Ребровский подвергнется давлению и снова изменит показания, — заявили адвокаты «МК». — Сейчас мы как никогда нуждаемся в том, чтобы судебное разбирательство проходило гласно»

Но Ребровский хотя бы дошел до суда. А вот второй фигурант дела, признавший вину, но получивший условный срок, Рустам Рустамов, оказался менее везучим. Он в прямом смысле исчез перед началом заседания. Его видели входящим в здание суда несколько независимых друг от друга людей, но до зала заседаний он не дошел. И, согласно официальной формулировке судьи «на процесс не явился». Возражения о том, что вообще-то Рустамов находится в здании. она принимать не стала.

Между тем, к Ребровскому все же смогли попасть члены ОНК. Как рассказал «МК» правозащитник Евгений Еникеев, Ребровский был расстроен тем, что оказался в СИЗО, несмотря на признательные показания. Также Ребровский захотел взять другого защитника — известную своей правозащитной деятельностью Марию Эйсмонт. Соответствующее письмо об этом он по совету членов ОНК передал судье лично, когда его привезли на несостоявшееся в итоге заседание по рассмотрению апелляции.

А вот судьба Рустама Рустамова по-прежнему неизвестна. В своих показаниях он говорил, что давал ребятам пострелять из принадлежащей ему «Сайги», а 17-летняя на тот момент Анна Павликова (та самая, которая из СИЗО писала письма волнистым попугайчикам) палила по мишени с криками «держи, ментяра».

Остается надеяться, что из кулуаров суда для дачи показаний Рустамов все же выйдет к следующему заседанию — 19 июля.

Источник

Добавить комментарий