«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

Минэкономики РТ окончательно уходит от раздачи денег «грантоедам». Вместо этого бизнесу обещают полную компенсацию процентных ставок

Программа «Лизинг-грант», за десятилетие ставшая визитной карточкой господдержки МСП в Татарстане, почила в бозе под грузом скандалов. Как объяснил «БИЗНЕС Online» министр экономики РТ Фарид Абдулганиев, инициатива исходит от Москвы, а Татарстан сумел лишь отсрочить такой исход. Но не беда: на смену придет программа субсидирования процентов по кредитам вкупе с льготным лизингом. Сами предприниматели прощаются с халявой с грустью, но надеются, что «уроки извлечены».

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

«ОРЕШКИН ПОДЧЕРКНУЛ, ЧТО НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ МАКСИМАЛЬНО РЫНОЧНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ПОДДЕРЖКИ»

В ближайшее время после согласования в заинтересованных министерствах и ведомствах ожидается выход постановления кабмина РТ, в котором будут закреплены условия реализации новой программы поддержки малого и среднего предпринимательства. Об этом «БИЗНЕС Online» рассказал министр экономики РТ Фарид Абдулганиев. Он сообщил, что программа «Лизинг-грант» при этом полностью сворачивается — в 2019 году ни одного нового гранта выдано не будет.

Ветер перемен дует из Москвы: начиная с 2017-го деньги из федерального бюджета на грантовые программы выделялись только для моногородов, а с начала 2018-го принцип бесплатной раздачи «подарков» исключен полностью. В Татарстане же держались целый год.

«Мне тогда только что поручили возглавить министерство экономики РТ, сразу же пришлось решать вопрос о том, что делать с программой „Лизинг-грант“: отказаться от нее сразу или же продолжить исключительно за счет средств республиканского бюджета», — рассказал Абдулганиев. В марте 2018 года он встретился с министром экономического развития РФ Максимом Орешкиным. «Тогда Орешкин подчеркнул, что очень важно сохранять конкуренцию на рынке и для этого нужно использовать максимально рыночные инструменты поддержки», — вспоминает министр экономики РТ. 

Тем не менее, чтобы не подводить тех предпринимателей, которые рассчитывали на получение грантов в 2018 году, было принято решение сделать закрытие программы плавным. «Лизинг-грант» продлили еще на год с финансированием в размере 150 млн рублей из республиканского бюджета. При этом сумму одного гранта уменьшили с 300 тыс. рублей (в 2016 году) до 150 тысяч. В результате в 2018-м гранты получили 85 предпринимателей, чьи проекты набрали необходимый проходной балл. «Мы уже тогда предупреждали предпринимателей, что программа „Лизинг-грант“ будет трансформироваться. Как — мы тогда еще сами не знали. Главное — предупредить, чтобы не было негатива от предпринимателей, чтобы они не рассчитывали на новые гранты», — отметил Абдулганиев.

Министр признал, что сам механизм программы «Лизинг-грант» подразумевал коррупционные риски. «На этапе подготовки документов там было поле для мошенничества. Мошенники всегда будут, но нам надо сделать так, чтобы поле для их деятельности было все меньше», — подчеркнул Фарид Султанович.

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

«МОЖНО БЫЛО ПРОСТО ВЫДАВАТЬ ДЕНЬГИ. НО ВЫ ЗНАЕТЕ, КАКОЙ У НАС НАРОД…»

Пресловутые коррупционные риски проходят красной нитью через всю почти 10-летнюю историю существования программы «Лизинг-грант», ведь принцип отбора проектов всегда был в той или иной мере субъективным. 

Напомним, что в тестовом режиме программу запустил в 2008 году комитет по развитию малого и среднего предпринимательства РТ, который в то время возглавлял Тимур Шагивалеев (сейчас гендиректор ОЭЗ «Алабуга»). Идея заключалась в том, чтобы государство компенсировало предпринимателю лизинговый платеж в размере 45% от стоимости оборудования. Оставшуюся часть предприниматель должен был оплачивать на обычных условиях лизинга.

«Естественно, можно было просто выдавать деньги. Но вы знаете, какой у нас народ. Получив живые деньги, человек может быстро потратить их не на развитие своего бизнеса, а на отдых, машину, еще на какие-то другие блага, поэтому денежная форма поддержки — не самый лучший вариант. Можно было бы приобрести оборудование и передать его предпринимателям, но тогда они не чувствовали бы особой ответственности ни за это оборудование, ни за этот бизнес. Ну хорошо, возьму на всякий случай себе пилораму, пусть она у меня постоит, не помешает. Надо — работаю, не надо — не работаю. И на этом проект бы закончился», — так в интервью «БИЗНЕС Online» описывал концепцию программ «Лизинг-грант» Шагивалеев.

По его словам, руководители республики поступили мудрее, выделив деньги на субсидирование первого лизингового платежа. «Ведь оставшуюся часть в 55 процентов начинающий предприниматель все равно должен выплачивать. Значит, он должен думать, где найдет сырье, где будет размещаться, куда станет продавать готовую продукцию, где найдет финансовые ресурсы для того, чтобы заплатить зарплату, налоговые платежи… Вот таким образом мы и получаем предпринимателя — начинающего, но становящегося потихоньку настоящим. Мы ему крепко помогаем, но одновременно очень серьезно контролируем целевое использование этих средств», — отмечал Шагивалеев.

Идея казалась красивой, и программа «Лизинг-грант» нашла поддержку на федеральном уровне, ее поддержала в то время министр экономического развития России Эльвира Набиуллина. По ее распоряжению уже на следующий год новый механизм грантовой господдержки стал тиражироваться.

В 2009 году в Татарстане по программе «Лизинг-грант» было распределено 313 млн рублей, которые получили 750 компаний, а в 2010-м лимит был увеличен до 631 млн рублей. Львиную долю выделял федеральный бюджет. Например, в 2014 году из 560 млн рублей, распределенных по «Лизинг-гранту» среди предпринимателей Татарстана, 420 млн предоставила Москва.

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

«МЫ ПОЛУЧАЕМ ИЖДИВЕНЦЕВ, КОТОРЫЕ СИДЯТ НА ОСВОЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ»

Однако дальше все пошло по знаменитой сентенции Виктора Черномырдина. Получилось как всегда. Когда в 2011 году комитет по развитию малого и среднего предпринимательства РТ (вскоре переименованный в агентство инвестиционного развития РТ) возглавил Линар Якупов, он передал в правоохранительные органы 106 дел по подозрению в хищении бюджетных средств по программе «Лизинг-грант». Оказалось, что крупные суммы каким-то образом оказались в московских фирмах-однодневках.

«С одной стороны, хочется помогать деньгами, но, как только ослабишь контроль, в программу начинают проникать сомнительные личности», — жаловался в интервью «БИЗНЕС Online» Якупов. Он уже тогда выражал скепсис по поводу «Лизинг-гранта». «Просто раздача денег ни к чему хорошему не приводит. Вместо того чтобы получать бизнес, нацеленный на дальнейшее развитие, мы получаем иждивенцев, которые сидят на освоении государственных средств», — отмечал он.

Якупов значительно ужесточил отбор заявок, ввел онлайн-трансляции заседаний конкурсной комиссии, но в октябре 2011 года во всей красе проявился другой минус программы: те, кто не получил грант, всегда считают себя несправедливо обделенными. Скандал инициировали 89 предпринимателей, претендовавших на получение грантов по разделу «Социальный бизнес». Они пожаловались руководству республики на то, что их заявки были отклонены по формальным признакам: «Там запятой нет, тут печати». Добились доступа к защите своих проектов, но это повлекло за собой цепную реакцию — все, кто не увидел себя в списках соискателей, устроили настоящий бунт. С большим трудом конкурсная комиссия урегулировала конфликт.

Позднее, комментируя «БИЗНЕС Online» те события, Якупов отметил, что организаторам программы стал лучше понятен менталитет предпринимателей и их понимание государственной поддержки. «Многие приходят за субсидиями и грантами просто как за зарплатой: есть те, кто гранты уже по два раза получал, или те, кому надо кассовые разрывы покрывать. Были среди заявителей и фирмы с солидными оборотами и нераспределенной чистой прибылью, то есть зачастую предприниматели идут сюда за бесплатными деньгами», — подчеркнул он.

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

ДЕЛО «ГРАНТОЕДОВ»

В 2012 году программа «Лизинг-грант» была передана из ведения АИРа в министерство экономики РТ. Как сообщила «БИЗНЕС Online» пресс-служба ведомства, в период с 2012 по 2018 год было получено более 4 тыс. заявок от малых и средних предпринимателей, каждая вторая из них была одобрена. За это время суммарная поддержка от правительства РТ достигла 2,2 млрд рублей, средняя сумма гранта составила 1,1 млн рублей.

Количество тех предпринимателей, кто не выполнил условия программы, в пресс-службе минэкономики РТ не называют, лишь отметив, что в каждом отдельном случае ведомство разбиралось в причинах. «В отношении тех, кто не выходил на контакт с министерством, была инициирована судебная исковая работа», — говорится в ответе пресс-службы.

Несколько лет ведомству удавалось без особых проблем проводить конкурсные отборы, но в апреле 2017 года уже при министре Артеме Здунове разразился грандиозный скандал, в котором оказался замешан президент ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса РТ Хайдар Халиуллин. Было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»), следствие подозревает Халиуллина в лоббировании интересов определенных компаний в качестве члена конкурсной комиссии. Ущерб от деятельности «грантоедов» следствие оценило в 21 млн рублей. Сам Халиуллин категорически отвергает все обвинения. Судебные слушания по этому делу продолжаются. Чиновников среди подсудимых нет, хотя окончательное решение о выдаче грантов было за ними.

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

НОВАЯ ПРОГРАММА господдержки МСП: кредиты без процентов

Несмотря на все трудности, государство не намерено лишать предпринимателей своих щедрот. По данным министерства экономики РТ, в рамках нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» до 2024 года в Татарстан планируется привлечь 4 млрд рублей из федерального бюджета (из которых по линии минэкономразвития РФ — 2,71 млрд рублей, минсельхоза РФ — 1,35 млрд рублей). Еще 3 млрд рублей на те же цели будет выделено до 2021 года из бюджета республики. В общем и целом за 6 лет в Татарстане на «предпринимательский» нацпроект потратят  не менее 10 млрд рублей.

В систему господдержки МСП Татарстана входят микрофинансовые займы, факторинговые сделки, программы корпорации МСП, поручительства гарантийного фонда, средства коммерческих банков, получивших от Центробанка льготное фондирование, но главным претендентом на звание новой флагманской программы господдержки, по мнению минэкономики РТ, станет программа субсидирования процентной ставки по кредитам, которая уже потихоньку развертывается. Она и заместит «Лизинг-грант», работая вкупе с Региональной лизинговой компанией РТ.

Программа была оформлена постановлением кабмина РТ от 30 ноября 2017 года №928. Согласно ему, размер субсидируемой процентной ставки не должен превышать величину средневзвешенной процентной ставки, определенной Банком России. По итогам 2018 года размер субсидирования составил 12,04% от суммы кредита, в 2019-м средневзвешенная процентная ставка по прогнозам ЦБ РФ составит 10,83%.

Отметим, что с точки зрения финансирования новая программа ничем не отличается от «Лизинг-гранта» — это такие же безвозвратные государственные средства. Государство полностью компенсирует уплату предпринимателем процентов по банковскому займу. Получивший госсубсидию возвращает банку только тело кредита.

Реально работать эта программа в пилотном режиме начала осенью 2018 года. В то время получателями субсидий были управляющие компании, индустриальные парки, промышленные площадки (сейчас их в Татарстане 85) и их резиденты (всего около 1,4 тыс. компаний). «В сентябре 2018 года мы начали осторожно тестировать этот инструмент поддержки. Субсидируемые кредиты должны были направляться на строительство, реконструкцию инженерной инфраструктуры на территории площадки и приобретение оборудования», — рассказал Абдулганиев.

По его словам, предельный размер субсидии на одного получателя составлял 5 млн рублей в год. В 2018 году поддержка была оказана 9 предприятиям на сумму 35 млн рублей. При этом общая сумма их кредитов превысила 1 млрд рублей. Как отметил Фарид Султанович, когда получили положительный отклик от пилотного проекта, было принято решение в 2019 году расширить его масштабы. На реализацию данной программы в 2019-м планируется направить уже 128 млн рублей: 100 млн рублей за счет сумм, оставшихся от «Лизинг-гранта», и еще 28 млн рублей средств прошлогодней программы субсидирования процентных ставок. «Увеличение размера финансирования этой программы до 128 миллионов рублей, по нашим оценкам, будет достаточно для субсидирования кредитов примерно на 5–6 миллиардов рублей», — рассказал министр.

«По-прежнему у нас в приоритете производители, также подпадают под программу строительные, транспортные компании и компании, оказывающие услуги связи. В зависимости от приоритета будет варьироваться сумма компенсаций — от 3 до 10 миллионов рублей», — добавил Абдулганиев.

В ближайшие дни порядок предоставления субсидии будет согласован и закреплен в новом постановлении кабмина РТ. Так, предполагается, что список участников программы будет расширен — в нее будут допущены компании-экспортеры. Пока нет ясности в вопросе о том, будут ли субсидироваться льготные кредиты.

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

единственное требование к получателям субсидий — увеличить число рабочих мест на 10–20%

Главное новшество — никакого конкурса, как при распределении грантов, не будет. Отбор станут проводить банки, которые сами заинтересованы в возврате средств и мошенников не пропустят. Банк же и будет контролировать целевое расходование средств. Так что для получения субсидии соискателю лишь надо в любое удобное для него время подать заявку в минэкономики РТ, при соблюдении формальных требований на соответствие документов субсидия будет выдана.

Впрочем, надо помнить о том, что программа будет действовать только до момента исчерпания всей суммы, выделенной на нее. Так что, как говорится, кто первым встал, того и тапки. Но, как пообещал Абдулганиев, в конце третьего квартала, когда министерство будет иметь полную картину о востребованности данной меры поддержки, возможно, примут решение об увеличении бюджета программы.

Правда, есть нюанс: т. к. финансирование идет за счет программы «Создание и развитие индустриальных (промышленных) парков и промышленных площадок муниципального уровня на территории Республики Татарстан на 2017–2020 годы», то получатели субсидии должны будут отчитаться перед министерством экономики РТ об увеличении числа рабочих мест на 10–20% в зависимости от размеров компании. Это единственное существенное требование к участникам новой программы уже вызвало недовольство со стороны некоторых предпринимателей.

Компенсировать отмену «Лизинг-гранта» должна и Региональная лизинговая компания (РЛК), созданная в 2017 году с капиталом в размере 2 млрд рублей. В прошлом году она выдала бизнесу оборудования на 1,7 млрд рублей по льготной ставке 6% годовых (для импортного оборудования ставка — 8%). Инструмент непростой для предпринимателей: для оформления договора лизинга требуется полный портфель документов, а срок рассмотрения заявок — около месяца (при повторном обращении — быстрее), зато лизинг оборудования позволяет оптимизировать налоги, т. к. оно не ставится на баланс.

РЛК специализируется на лизинге специального технологичного оборудования и промышленных линий, которые не любят предоставлять в лизинг частные компании, т. к. его будет трудно реализовать в случае дефолта лизингополучателя. «Фактически специалисты РЛК занимаются инжинирингом, так как приходится подбирать для заказчика наиболее эффективное для него оборудование», — отметил Абдулганиев. 

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

«ПУСТЬ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ РАБОТАЮТ, НО ЗАЧЕМ ПРОГРАММУ-ТО РЕЗАТЬ?»

Опрошенные «БИЗНЕС Online» руководители татарстанских бизнес-ассоциаций и предприниматели, которые пользовались программой «Лизинг-грант», неоднозначно оценили известие о ее замене на программу субсидирования процентных ставок. Некоторые же не скрывали своего разочарования.

Рамиль Гарафутдинов — генеральный директор ООО «Альфа-Тех»:

— Я сильно разочарован этой новостью: как можно взять и закрыть единственную рабочую программу? Ну воруют у вас — боритесь. Пусть правоохранительные органы работают, но зачем программу-то резать?

Механизм «Лизинг-гранта» позволял сразу зафиксировать цену и затем выплачивать стоимость оборудования. Тем более что первоначальный взнос потом компенсировался. Во всяком случае, для реальных производственников эта программа была единственным подспорьем — мы хотя бы могли купить нормальное оборудование. С учетом ускоренной амортизации в лизинге это был удобный инструмент. В целевом кредите такого уже нет. Вместо этого там выскакивает налог на имущество. Да и компенсация процентной ставки — это курам на смех. Даже не шило на мыло менять, а гораздо хуже.

Камияр Байтемиров — председатель ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана:

— Предполагаю, что фермерские хозяйства и сельхозкооперативы по новой программе субсидирования процентных ставок по кредитам получат минимум средств или вообще ничего. Хотя есть поручение президента нашей республики о том, что не менее 50 процентов средств господдержки должно направляться сельским предпринимателям.

Известно, что кредитные организации неохотно предоставляют кредиты малым формам хозяйствования агропромышленного комплекса. Даже в Россельхозбанке, у которого есть льготное кредитование под 5 процентов годовых, к сожалению, эти кредиты может получить мизерное количество фермерских хозяйств. И если сейчас не сумеем оформить кредиты, то в минэкономики скажут, что мы сами виноваты, а оно уже использовало все средства.

Если бы оформление документов для получения льготных кредитов проходило в зимний или осенне-зимний период, то фермеры могли бы уделить достаточно много внимания тому, чтобы получить эти средства. А тут в самый разгар полевых работ объявляют, что принято такое решение. Поступая так, минэкономики думает о своем удобстве или предпринимательского сообщества? 

«Там было поле для мошенничества»: почему похоронили «Лизинг-грант»?

Рафик Шайхудинов — президент ассоциации малого и среднего бизнеса РТ:

— Что бы ни говорили, но программа «Лизинг-грант» в целом сыграла положительную роль. Она помогла начинающим предпринимателям, которые испытывали недостаток финансовых ресурсов. Для них это было большое подспорье. Те предприятия, которые по целевому назначению использовали полученное оборудование, добились положительного эффекта, а многие из них вышли на более высокую орбиту.

Тем не менее программа «Лизинг-грант» была весьма громоздкой и затратной для предпринимателей. Бизнесмен был вынужден привлекать экспертные ресурсы, программа генерировала огромный документооборот. И самое главное — изначально у нее отсутствовала четкая система мониторинга, в результате чего была затруднительна оценка ее эффективности.

Но этот этап пройден, уроки извлечены. Я думаю, не только министерством экономики и правительством, прежде всего  президентом республики: все-таки он давал соответствующие поручения. Теперь программа трансформируется в более легко администрируемые инструменты господдержки.

Кстати говоря, одновременно с запуском новых программ необходимо выстраивать и публичную систему мониторинга их выполнения, закладывая из общего бюджета определенную сумму и поручая эту работу независимым консалтинговым компаниям. Зарубежный опыт подтверждает, что власти вообще могут передать программы на сопровождение консалтинговым компаниям. Роль последних во всем мире только возрастает, потому что усложняется конкурентная среда. Правительство РТ разве не пользуется услугами консалтинговых компаний? Кто разрабатывал стратегию «Татарстан-2030»?

Джаудат Латыпов — управляющий партнер Казанского юридического центра:

— Для 2009 года «Лизинг-грант» был очень передовой программой. Практически первый раз в республике в программе господдержки было задействовано большое количество предпринимателей. Мы, Татарстан, были просто впереди планеты всей.

Но в основном на «Лизинг-гранте» зарабатывали лизинговые компании, особенно в первые годы существования программы. Кроме этого, программой поддерживались не все виды деятельности. За прошедшие 10 лет «Лизинг-грант» исчерпал свой потенциал.

Несмотря на все скандалы, о которых читал на страницах «БИЗНЕС Online», я спокойно реагировал на процесс принятия решения по распределению грантов. Комиссия делала это коллегиально и открыто. Где не бывает отдельных злоупотреблений? Все равно люди принимают решения на основе каких-то собственных убеждений. А как по-другому? У одного члена комиссии одно мнение, у другого — другое: «Давайте этого соискателя поддержим, а этого не будем». В результате тот, кого не поддержали, обиделся, а того, кого поддержали, обвинили в коррупции.

Идея перейти на субсидирование процентных ставок, на мой взгляд, самое правильное решение, но я категорически не согласен с тем, что главным показателем эффективности программ господдержки делают увеличение рабочих мест. На мой взгляд, это вообще бредовый показатель. Говорю как предприниматель. У меня задача, наоборот, минимизировать затраты, все передать на аутсорсинг, везде добиться максимальной прибыли. Зачем мне лишние рабочие места? Я бы ввел один-единственный критерий: дать больше налогов. Какие это будут налоги, непринципиально. И проверять меньше, и бюджет выиграет. Не как от пририсованных рабочих мест. Налоги как пририсуешь? Либо они есть, либо их нет.

Что касается фирм-консалтеров, сразу скажу: я не связываю их работу с коррупцией. Знаю одну такую фирму, которая в разные годы подавала на «Лизинг-грант» очень много заявок. Люди делали бизнес-план за 30 тысяч рублей: ну какая это коррупция? Обходили большое количество предпринимателей: «Пойдемте, не бойтесь. Мы вас за ручку отведем». Вы посмотрите: сейчас министерство дает рекламу, а она же стоит денег. Тогда ребята за свой счет рекламировали программу.

И самый главный момент, как определяются приоритеты, кого поддерживать — то ли сельхозпроизводителей, то ли другие сферы. Идеальный вариант — убрать ограничения по видам деятельности. Исключим по понятным причинам только производство алкоголя и сигарет, приносящее сверхдоход. Я за то, чтобы программа была максимально открытой.

Но как бы гора не родила мышь: целое министерство работало ради 100 предпринимателей, потому пусть это будет меньший размер поддержки, но больший охват.

Фарид Сафин  генеральный директор ООО «Ваш быт»:

— Программа «Лизинг-грант» была неплохая, но контроль слабый. Только из-за отсутствия или слабости контроля со стороны органов, которые выдавали финансовые средства, я считаю, и случился такой финал.

Я приветствую любые программы господдержки предпринимательства. Другой вопрос, насколько предприниматели верят, что смогут получить средства по данным программам без всяких коррупционных схем и излишней беготни, потому что бизнесмен — это в первую очередь человек, который ценит свое время. Ему нужно сегодня получить деньги и развиваться, а не через полгода-год беготни по кругу, когда он потратил время на то, чтобы собрать необходимые документы, а его из-за каких-то мелочей отпинывают, перенаправляют. Иначе говоря, нужно минимизировать время по оформлению кредитов, чтобы можно было получить необходимые средства для развития в более короткий срок.

Кроме того, средств на новую программу закладывается очень мало. Для тысяч предпринимателей, которые ищут, где бы можно было прокредитоваться, 128 миллионов — это мизерная сумма, совсем не та, которая требуется, скажем, для развития какой-то отрасли.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Adblock
detector