Компания Ильдара Галяутдинова готова инвестировать в район 1,8 млрд рублей, но напоролась на «восстание масс» и теневых хозяев муниципалитета

Вторая попытка «Камского Бекона» войти с масштабными инвестициями в Мензелинский район обернулась серией инцидентов, в которых приняли участие местные фермеры и бывшие работники разорившихся агропредприятий. Спор крупной компании с бывшим арендатором земли и местными фермерами выливается в перекрытие дорог на кладбища, «осаду» коровников и столкновения стенка на стенку. В обстоятельствах противоречивого конфликта разбирался «БИЗНЕС Online».

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

битва при коровнике, перекрытая дорога на кладбище и столкновение сеятелей

В Мензелинском районе развернулось противостояние между местными предпринимателями и компанией  Ильдара Галяутдинова «Камский бекон», которая в декабре прошлого года приобрела 6 тысяч га у АО «Татагролизинг». Ранее эти угодья, принадлежавшие государственному холдингу, арендовало обанкротившееся в прошлом году ООО «Органик Груп».

История этих сельхозугодий не самая простая. Когда-то они были в пользовании местных колхозов. Когда колхозов не стало, земли, которые не были поделены между пайщиками, получил инвестор в лице холдинга ВАМИН: часть земель он выкупил, часть были переданы ему на баланс. Потом выкупленные земли компания заложила в качестве обеспечения по кредитам. Как известно, ВАМИН несколько лет назад потерпел крушение и значительная часть его имущества оказалась у кредиторов, а затем у Татагролизинга. Последний позже передавал их в аренду следующим после ВАМИНа инвесторам, последним из которых было ООО «Органик Груп».

Эта компания принадлежит бывшему депутату Госсовета РТ Илдару Гимадееву — известному в Мензелинском районе предпринимателю в области агробизнеса. Но и у него бизнес не заладился — в июле прошлого года «Органик Груп» была признана банкротом по заявлению ООО «Агрофирма Вамин Минзаля» с суммой исковых требований 1,8 млн. С тех пор и число кредиторов, и сумма претензий существенно увеличились и на данный момент составляет более 210 млн рублей. Самым крупным кредитором «Органик Груп» с требованиями на 92 млн является  тот же Татагролизинг, перед которым Гимадеев не смог выполнить обязательства по взятой в лизинг технике

Что касается продажи земель «Камскому бекону», то в Татагролизинге нашему корреспонденту сообщили, что вся информация по землям, имеющимся в собственности АО, является коммерческой тайной. Нюансов сделки с «Камским беконом» в Татагролизинге не раскрывают. Вообще же это госкомпания с уставным капиталом в 7 млрд рублей. Ее учредителем выступает минземимущества РТ, а свою работу Татагролизинг координирует с минсельхозом РТ. Холдинг является официальным дилером ряда крупных поставщиков сельхозтехники, а также ведет активную инвестиционную деятельность в сфере АПК.  

В результате сделки с Татагролизингом «Камскому бекону» отошли не только пашни, но и вся материально-техническая база: сельхозпостройки, техника и скот. Речь идет о построенных еще в советское время коровниках и прочих сельскохозяйственных активах в 10 населенных пунктах — Степановка, Аю, Мелькень, Юртово и других. В хозяйствах насчитывалось 6500 голов крупного рогатого скота.

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

По данным наших источников, компания «Камский бекон», контролируемая предправления  «Акибанка» Ильдаром Галяутдиновым, сохранила только три животноводческих хозяйства из 10 — в Кузембетьево, Такермень и Юртово. Основное поголовье, как утверждают местные жители, вывезено из района и пущено под нож. 

Казалось бы, приход нового инвестора, к тому же входящего в крупную финансово-промышленную группу, должен был настроить район на позитивный лад. Но новый владелец земли встретил противодействие своим планам со стороны местных аграриев, выразившееся в ряде громких инцидентов. 

На майские праздники в деревне Урусово произошел едва ли не вооруженный конфликт. Один из местных фермеров Марат Рахимов в марте выкупил у арбитражного управляющего «Органик Групп» земельный участок площадью 3,3 га на территории Урусовского сельского поселения. На этой земле также был расположен коровник на 200 голов, по каким-то причинам не зарегистрированный в Росреестре. Рахимов 1 мая развесил объявления о том, что земельный участок принадлежит ему. Как утверждают местные жители, уже через два дня «Камский бекон» силами челнинских строителей организовал разборку коровника. 8 мая на защиту животноводческого комплекса с вилами наперевес вышли 25-30 сельчан. На место приехала полиция, а позже представители «Камского бекона» и фермера Рахимова. Последний показал документы на земельный участок. Представитель «Камского бекона» в ответ сообщил, что компания купила тот самый коровник, стоящий на участке Рахимова. На вопрос, почему строение оказалось на частной земле без оформленного сервитута и уведомления об этом хозяина земли, представитель Камского бекона ответил, что это должна была сделать юридическая служба предприятия. Однако сделала она это или нет — так и осталось невыясненным. В итоге «поле боя» осталось за сельчанами с вилами. Однако к тому моменту от коровника остались только стены и ворота. 

Произошел и неприятный инцидент в Гулюково, в стиле американского кино. Дело в том, что структура земельной собственности в районе оказалась весьма запутанной. Часть земель под объектами животноводства оформлена теперь на «Камский бекон», другая, в основном пашни, на ООО «Тукаевская земельная компания» (это дочерняя компания «Камского бекона»). Но вместе с пашнями и фермами от Татагролизинга «Бекону» перешли и… кладбища. В частности в Деуково и Подгорном Байларе три участка под кладбищами принадлежат сейчас «дочке» «Камского бекона», землю одним массивом продал Татагролизинг.

Пока в сельсовете определялись с землей под погостом, в Гулюково умер один из жителей. Похоронная процессия выдвинулась к кладбищу, но наткнулась на сотрудников ЧОПа, которые охраняли одну из баз «Камского бекона», расположенную как раз у дороги, ведущей к погосту. Территория была огорожена, и охранники не пропустили похоронный кортеж. Произошла стычка, участники похорон сломали шлагбаум трактором и проехали-таки к месту захоронений. После этого инцидента в Деуково и Байларе жители предложили выкупить кладбищенскую землю по той же цене, по какой, по их данным, «Бекон» приобрел ее у Татагролизинга — 10,5 тысяч за гектар. Площадь там не такая уж и большая — всего около 7 гектаров.

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

Около трех недель назад произошел еще один инцидент. На этот раз противником «Бекона» ступали не простые сельчане, а экс-депутат Госсовета РТ и владелец бывшего пользователя земель в Мензелинском районе ООО «Органик Груп» Илдар Гимадеев. Тот потребовал у «Камского бекона» возместить затраты на распашку земель, которую ранее произвел «Органик Груп»  Новый собственник возмещать расходы отказался. Гимадеев решил, что будет  засаживать распаханные земли на том основании, что сельхозработы не завершены, посчитав, что закон разрешает подобное бывшим арендаторам. В момент посевных работ в поле у сел Такермень и Кузембетьево вдоль автотрассы М7, дорогу трактору Гимадеева преградили машины нового инвестора. Владельцы полей заявили, что сейчас будут сеять свое поверх уже засеянного. Один из участников стычки пригрозил, что ляжет под трактор. В поле выехала полиция. Конфликт удалось погасить. Последнее слово осталось за «Камским беконом».

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

«МЫ РАНЬШЕ РАБОТАЛИ В КОЛХОЗЕ, А СЕГОДНЯ СИДИМ БЕЗ РАБОТЫ»

Не приходится сомневаться, что в основе конфликта — споры предпринимателей, связанных с агробизнесом. Причем местные агробизнесмены, что не удивительно, постарались привлечь на свою стороны обычных сельчан. Публично озвученная претензия мензелинцев к «Камскому бекону» состоит в том, что компания разрушает оставшиеся еще со времен СССР животноводческие хозяйства, якобы лишая сельчан работы и кормов для домашнего скота. «Мы уже с зимы воюем с „Камским беконом“, — рассказывает жительница Урусово Флюза Харисова. — Все колхозные постройки разбирают. В 1994-м разделили паевые земли, а имущественные паи остались у колхоза. Народ подумал, пусть так и останутся. Мы раньше работали в колхозе, а сегодня сидим без работы».

Как утверждает Харисова, всю технику «Камский бекон» также забрал. В деревне остался только один трактор — в сельсовете. Местных жителей убедили написать заявления о переходе на работу из «Органик Груп» в «Камский бекон». Но потом якобы одно за другим пошли увольнения. «Сказали, что люди им не нужны, — возмущается Харисова. — Да, с колхозом разные ситуации были, задерживали зарплаты. Но у нас был домашний скот, который нас кормил. Колхоз давал нам хлеб, сено, солому».

Колхозов как таковых давно нет, но терминология жительницы характера — предыдущие формы работы она и ее односельчане воспринимают как преемников советских коллективных хозяйств. С учетом этого понятно, что сам по себе формат работы агрохолдинга «Камский бекон» для них непривычен и пугает, тем более, что несет с собой масштабные изменения, которые входят в противоречие со сложившимся форматом. 

Ее односельчанин Ильшат Шахразиев говорит, что началось все с соседней деревни Гулюково, а потом добрались и до Урусово. «Они нас сначала внесли в список работников „Бекона“, а потом уволили. Людям обещали, что будут возить на вахте на работу, будут строить новые агрокомплексы, обещали работу. Ничего этого нет. А сейчас принялись разбирать сельхозпостройки», — рассказал он.

Местных также не устраивает то, что «Камский Бекон» за аренду частной земли не готов платить пайщикам кормами для домашней скотины в соответствии с рекомендациями Минсельхоза РТ, а планирует рассчитываться лишь деньгами — 800 рублей за гектар в год. Пайщикам это невыгодно, так как на селе больше необходимы корма, чем наличные.

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

проект на 1.8 миллиарда и дорожающая говядина вместо дешевеющей свинины

Между тем, у компании Ильдара Галяутдинова в отношении Мензелинского района планы поистине наполеоновские. В ответе «Камского бекона» на запрос нашего издания говорится, что компания выкупила у Татагролизинга 6 тысяч га (уточним, что местные жители почему-то упорно оперируют цифрой в 17 тысяч га), а также КРС, здания, оборудование и технику местных сельхозпредприятий. Сумму сделки «Камский бекон», как и второй ее участник, оставил в секрете. При этом в целом в мензелинскую землю «Камский бекон» собирается инвестировать 1,8 млрд рублей. По данным наших источников с декабря прошлого года компания Галяутдинова уже инвестировала в районе 1 млрд рублей. 

В районе села Коноваловка «Камский бекон» планирует строительство комплекса по разведению КРС на 2400 голов, а на следующий год — еще одну площадку. «Бекон» планирует довести количество дойных коров в районе до 8 тыс. голов, а общее поголовье — до 20 тысяч. Как сообщили нам в компании, была проделана большая работа по диспансеризации скота, выбраковке больных лейкозом коров. Были выведены объекты, на которых отсутствовали или были ограничены необходимые ресурсы — земля, корма, персонал. В момент приемки поголовья средний дневной надой на фуражную корову составлял 1,5 литра молока. Сейчас же показатель средних надоев приближается к 10 литрам. Но и эти показатели в компании не считают эффективными. Поэтому решено реконструировать часть объектов, закупить и заготовить качественные корма, повысить квалификацию персонала. 

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

«У них будет полная инфраструктура, кормозавод и машино-тракторный парк, — раскрыл планы „Камского бекона“ нашему корреспонденту начальник управления сельского хозяйства Мензелинского района Ильфар Халиков. — Они закупили технику на посевные дела — около 800 млн планируют потратить на эти цели только в этом году. Хотят создать 250-350 рабочих мест для жителей Мензелинского района. Готовы возить людей из города. Будут обучать, переквалифицировать».

Помимо бывших земель «Органик Груп» «Камский бекон» активно взялся и за паевые земли. Глава сельхозуправления рассказал нам, что компания Галяутдинова предложила жителям арендовать паевые земли на 5 лет для севооборота. 20 договоров с теми, кто пожелал сдать свои наделы, уже лежат в регпалате. «На сегодня КФХ „Ильнур“ заключило договора, другие фермеры. „Бекон“ даже готов выкупить земли, если кто-то согласится продать — по 15 тыс. за гектар», — рассказал Халиков.

В «Камском беконе» утверждают, что всему производственному персоналу, трудившемуся на фермах и в машинно-тракторном парке, было предложено трудоустройство. Но не все согласились. При этом вакансии на предприятии имеются и сейчас — около 10. Как отмечает наш источник в компании, причина увольнения некоторых работников в том, что наблюдались неоднократные случаи прогулов, употребления спиртных напитков и хищений. Политика в отношении кадров у предприятия не связана с местом проживания, почти треть штата состоит из жителей Мензелинского района

Что касается описанных выше инцидентов, то в «Камском беконе» на них свой взгляд. Так, доступ к кладбищам компания, по словам ее представителей, компании не перекрывала, хотя в «Камском беконе» не отрицают факта того, что кладбища действительно каким-то непонятным образом стали принадлежать ему. Там заверяют, что участки под захоронения, так же как и земли под расширение населенных пунктов, будут отмежеваны и предоставлены сельским поселениям по согласованию с районным руководством.

На участке фермера Рахимова работники «Камского бекона», как заверяют на предприятии, проводили демонтаж оборудования коровника, дабы исключить их кражу. При этом документы о правах на строение и оборудование были представлены всем заинтересованным лицам. 

Отметим, что ранее Коноваловка уже фигурировала в проектах компании Галяутдинова. Еще в 2017 году близ этого села «Камский бекон» собирался возвести свиноводческий комплекс и селекционно-генетический центр на 10,5 тыс. голов, в который планировалось вложить 9 млрд рублей. Жители тогда при поддержке депутатов райсовета и экс-главы Тукаевского района Тагира Харматуллина выступили против. При этом оппозиция в качестве экологического довода приводила невыносимую вонь в Сосновом Бору, где располагается действующий свинокомплекс компании, а в качестве морального — харамный продукт.

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

Галяутдинов под напором общественности вынужден был свернуть проект, спустя год после начала конфликта прокомментировав ситуацию в том ключе, что свинокомплекс вряд ли нужен с учетом текущего состояния рынка. Однако, как видим, «Камский бекон» не стал отказываться от экспансии в Мензелинском районе, но при этом поменял инвестиционный план с поправкой на рынок. Как поясняет Халиков, цена на свинину упала на 4-6%, а на говядину наоборот — поднялась на 10-12%. К тому же и исламским канонам говядина не противоречит.

Серьёзные претензии «Камскому бекону», кстати, в этот раз мензелинцам труднее предъявить, даже более того — внешне  компания Галяутдинова могла бы воообще в героях (как спасители села района) ходить при определенных условиях, если бы не одно «но». Неумение разговаривать с местными жителями и бизнесом, граничащее даже с нежеланием, неумение строить диалог на равных и неумение «продать» свою привлекательную «картинку будущего».  Удивительно, но руководители «Камского бекона» побоялись встретиться даже с корреспондентом «БИЗНЕС Online» (цифры об их планах и инвестициях приходилось добывать партизанским путём) — чтобы нащупать некую объективную истину, а не фиксировать только «восстание масс».

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

«Против власти с ножом хотите идти!»

По понятным причинам руководство Мензелинского района крайне заинтересовано в таком крупном инвесторе, как «Камский бекон». В свежем рейтинге, который ежеквартально составляет Минэкономики РТ, район занимает пятое место с конца по экономическому развитию или 41-е среди 45 районов республики. Падение по сравнению с прошлым годом составило четыре позиции. Не везет району и на инвесторов, которые пытаются поднять сельское хозяйство. Татагролизинг передавал землю в аренду «ВАМИНу», «Сот иле», «Органик Груп». Но каждый из них банкротился с завидным постоянством, что наводит на мысль: может ставку действительно не делать на суперкрупных игроков, а лучше на десяток относительно небольших, но крепких хозяев земли и бизнеса? 

Подоплекой же конфликта с местным населением нового инвестора, по мнению наших источников, являются притязания на земли, доставшиеся «Камскому бекону», со стороны других аграрных предприятий. Например, ранее в Татагролизинг и к главе района Айдару Салахову с просьбой продать наделы обратились руководитель банкротившегося тогда «Органик Груп» Илдар Гимадеев и глава КФХ «Ильнур» Язкар Бизянов. Оба предпринимателя представили свои инвестиционные программы. Но их предложения были отвергнуты.

Поясним, что КФХ «Ильнур» принадлежит депутату Мензелинского района Бизянову. До сего года пашни КФХ составляли 1500 га в селе Деуково, а в этом году в КФХ объединились три деревни и общая площадь земель выросла до 3290 га. Выручка КФХ растет — с 11,4 млн рублей в 2014 году до 44,1 млн в 2018-м.

Как в Мензелинском районе «Камский Бекон» чуть не оказался на вилах

О серьезной заинтересованности районного руководства в привлечении якорного инвестора в сельское хозяйство Мензелинского района говорит и то, с каким жаром чиновники убеждают сельчан сотрудничать с «Камским беконом». Например, в марте руководитель исполкома района Камиль Назмиев совместно с представителями «Камского Бекона» проводил народные сходы, на которых убеждал пайщиков сдать компании Галяутдинова свои земли в аренду. 

На сходе в Урусово Назмиев утверждал, что инвестпроект «Камского бекона» согласован с руководством Татарстана. «Мы против республики не должны идти. А вы тут революцию хотите устроить! Против власти с ножом хотите идти!», — пугал Назмиев. Однако тот сход кончился не в пользу «Камского бекона», сельчане выразили готовность заключить договоры аренды только с упомянутым выше КФХ «Ильнур».

Точку в этом конфликте ставить рано. хотя уже сегодня понятно, что без крупного и долговременного инвестора Мензелинскому району вряд ли удастся быстро поднять свой аграрный сектор, а у нынешних оппонентов «Камского бекона» нет сопоставимых финансовых ресурсов. «БИЗНЕС Online» будет внимательно следить за развитием этого противостояния, которое выходит за рамки обычного бизнес-спора и поднимает, пожалуй, ключевой вопрос идеологии развития аграрного сектора — к сожалению, до сих пор крупные инвесторы и более мелкие игроки рынка с трудом находят форму работы, при которой они не боролись бы друг с другом, а взаимно дополняли.  

Источник