В числе других экспертов «БИЗНЕС Online» заветы новому главе минсельхоза РТ дал и Айрат Хайруллин — буквально в день своей гибели

Сегодня министр сельского хозяйства РТ Марат Зяббаров впервые отчитается о работе ведомства Рустаму Минниханову. В преддверии коллегии минсельхоза участники отрасли поделились с нами своим видением стратегии ведомства, а его глава дал по этому поводу свою оценку. О том, как заполнить полки сетевых магазинов татарстанской продукцией, запустить глубокую переработку зерна и одолеть извечные беды — приписки и головотяпство, читайте в материале «БИЗНЕС Online».

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

вызовы для потомственного агрария

Вот уже полгода, как министерство сельского хозяйства и продовольствия Татарстана возглавляет потомственный аграрий 36-летний Марат Зяббаров. Пора, как говорится, и ответ держать, ведь его невольно сравнивают с предшественником — влиятельным и харизматичным Маратом Ахметовым, занимавшим министерский пост около 20 лет. При всем уважении к аксакалу перед Зяббаровым стоит непростая задача — выйти из тени предшественника и нарастить собственный политический вес.

Собеседники «БИЗНЕС Online» из разных сфер, близких минсельхозпроду РТ, по нашей просьбе обозначили 10 главных вызовов, которые стоят сегодня перед Зяббаровым и курируемой им отраслью. Общий посыл — подходы к агропромышленной политике нуждаются в обновлении. Марат Готович и его поколение впитало советские подходы: главное — дать стране как можно больше тонн зерна и литров молока, не оставить ни клочка нераспаханной земли. Но сегодня дефицита нет, а главная проблема — сбыт, цены, экономическая эффективность. Что толку собрать сакральные 5 млн т урожая, если в итоге хозяйства будут в убытках?

Мы не первый раз составляем рейтинг вызовов для руководителей различных республиканских структур первого уровня. На сей раз удачной особенностью стало то, что наряду с другими экспертами и сам Зяббаров согласился прокомментировать стоящие перед ним задачи. 

1. омолодить кадры, научить считать деньги

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

Пока самое заметное, что сделал новый министр, — расставил на ключевые посты в отрасли верных людей. На смену замам предпенсионного возраста ахметовского призыва пришли молодые технократы. Правой рукой министра стал Наиль Залаков, племянник скончавшегося в феврале 2018 года «хранителя мелиорации» Татарстана Анвара Залакова. Тот был близок к первому президенту РТ Минтимеру Шаймиеву и глубоко уважаем Ахметовым.

Замом по животноводству стал совладелец ООО «Молочный завод Касымовский» Ленар Гарипов, продавший недавно инвесторам из Удмуртии данную организацию. Важно, что в прошлом Ленар Наилевич работал главным ветеринарным врачом и директором АО «Птицефабрика Казанская», а также ряда других сельхозпредприятий. В его лице министерство получило еще одного управленца-практика, который знает, как работает агробизнес. Чуть раньше кресло замминистра занял 33-летний Марсель Махмутов, который прошел все карьерные ступени в минсельхозе РТ. Наконец, нового шефа в лице Дениса Самодурова обрел и «денежный мешок» минсельхоза — АО «Рацин».

Омоложение кадров произошло и на низовом уровне: на ступень выше подняли активных сотрудников, которые проявили хорошие компетенции. Задачей помолодевшей команды станет апгрейд прежней системы управления отраслью. «Мы сегодня упор делаем на экономику. Это вопрос номер один», — говорит министр. По его словам, в настоящее время обучение в Краснодаре и Удмуртии проходят две группы специалистов-аграриев из Татарстана (бухгалтеры, экономисты, животноводы, агрономы). Зяббаров уверен, что работникам отрасли в РТ будут крайне полезны современные знания. Общая идея такова: деньги в агропроме республики есть, нужно только научиться их считать, а для этого в помощь — анализ, бюджетирование и цифровые технологии.

Важно, что учить будут не только чиновников и специалистов, но и рядовых сельчан. Министерство сельского хозяйства и продовольствия (МСХП) РТ в этом году отберет первую партию из 200 хозяйств, куда специалисты будут выезжать и давать полный расклад того, что можно улучшить, какую программу внедрить, какие операции оцифровать, сколько на это нужно потратить и, главное, какой это даст эффект. По итогам 2019-го только 26 крупных аграрных хозяйств в республике показали отрицательную отчетность. Это немного, но и с такими отстающими проведут предметную работу — им выдадут конкретные рекомендации, как преодолеть кризис. «С них и начинаем работу, полностью проведем их анализ, чтобы понять, где пробел», — обещает Марат Азатович. 

2. Провести аудит эффективности бюджетных трат

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

АПК республики имеет неплохую бюджетную поддержку, особенно по сравнению с другими регионами. Ежегодно республиканский и федеральный бюджеты выделяют аграриям Татарстана 15–17 млрд рублей. Зяббарову и его команде нужно провести аудит (в том числе по припискам, которые, чего греха таить, еще есть), проанализировать эффективность бюджетных расходов, выдаваемых в прежние годы на поддержку ЛПХ, КФХ, кооперативам и крупным хозяйствам.

Некоторые наши собеседники считают, что в дальнейшем усилия государства надо сконцентрировать на поддержке малых и средних фермерских хозяйств, которые уже сегодня производят больше половины продовольствия в РТ. По их мнению, пока велик бюджетный перекос в сторону крупных агрохолдингов, которые имеют и свои свободные средства, и возможность брать кредиты. Как объясняют нам в отрасли, формально баланс соблюден — объем субсидий равновелик на гектар земли для разных форм хозяйствования, но по факту владеющие огромными угодьями «агромонстры» откусывают слишком жирный кусок бюджетного финансирования. 

Зяббаров, комментируя нам проблему бюджетных субсидий селу, пояснил, что, поскольку казна на 2020 год уже сформирована, финансирование станет вестись по прежней схеме. Однако в дальнейшем финансовый «пасьянс» действительно может быть пересмотрен. Работу по анализу госвложений в АПК республики министр сейчас как раз завершает (причем с привлечением сторонних экспертов). «Мы разложили на стол все наши субсидии и сегодня изучаем эффективность этих вложений, думаем, как их перераспределить в будущем. К следующему году готовимся. Тем компаниям, которые работают по цифровизации, будем ставить повышающие коэффициенты субсидий», — приоткрыл один из критериев министр.

«Президент мне сказал: „У тебя есть бюджет годовой, в рамках него вноси предложения“», — говорит Марат Азатович. Карт-бланш выдан — осталось принять верное решение. 

3. привязать производство к спросу, наращивать экспорт

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

Наши собеседники отмечают, что от минсельхоза РТ ждут четкий государственный прогноз: что в республике нужно сеять (выращивать, производить) и в каком количестве. «Зачем сеять больше, к примеру, свеклы, если в дальнейшем это приведет к обвалу цен на сахарный песок и в итоге в проигрыше окажутся все? Лучше занять земли под другие культуры, которые будут иметь хорошую маржинальность», — рассуждает председатель комитета ТПП РФ по развитию АПК Петр Чекмарев.

Чтобы не происходило перепроизводства, выпуск продукции можно регулировать госсубсидиями. Например, Россия до сих пор не на все 100% обеспечивает себя молоком и мясом, стало быть, субсидиями нужно поддерживать такие направления, как создание и развитие животноводческих ферм, закупку племенного скота, производство молока. Как только дефицит будет покрыт, выдачу субсидий прекращать. «В Европе попробуй произвести больше — за подобное могут лишить субсидии, да еще и оштрафовать!» — говорит Чекмарев. При этом нужно повышать товарность с/х продукции (отношение той части продукции, которая идет на рынок как товар, к общему объему производства), в Татарстане она, к сожалению, невысока, считает зампредседателя комитета Госсовета РТ по экологии Тахир Хадеев.

«Надо переходить с поощрения рекордных отчетных урожаев и надоев на поощрение производства товарного зерна, молока и мяса. Зачем нам стимулировать рост отчетной валовки, если это не влияет на количество товара и денежную выручку хозяйств?» — соглашался с коллегами заместитель председателя аграрного комитета Госдумы  Айрат Хайруллин. Это был один из его последних комментариев прессе — с «БИЗНЕС Online» известный татарстанский аграрий пообщался буквально утром в тот день, когда погиб в результате падения под Казанью его вертолета.

В МСХП же считают, что аграрии и сами должны ориентироваться на рынке, изучать положение дел на продуктовых биржах, следить за рекомендациями профильных научных организаций. Для этого — и обучение. Что касается повышения эффективности с/х производства, то Зяббаров тоже видит эту задачу в числе первоочередных. «Прежде всего речь идет о повышении продуктивности поголовья (надои, приплоды, привесы на единицу скота — прим. ред.). Есть, конечно, передовые хозяйства, но многие предприятия и районы на это упор не делают», — сетует он. В частности, в Татарстане будет сформирована пятилетняя программа, в соответствии с которой целевая планка по надоям должна вырасти, но не валовая, а в расчете на одну корову — с 5,6 тыс. кг до 7 тыс. кг в год.

Параллельно нужно наращивать экспорт, но делать это ради строчки в отчете тоже не вариант, подчеркивают эксперты. Везти за тридевять земель, скажем, сырое молоко невыгодно. К концу маршрута товар станет просто золотым. Одновременно нужно и дальше бороться с такой проблемой, как лейкоз коров, потому что экспортеры очень тщательно отбирают поставщиков — молочная продукция из «лейкозных» регионов под их требования не подходит.

Зяббаров поясняет, что Москва для Татарстана ставит задачу — довести к 2024 году поставки сельхозпродукции за границу до $360 млн ежегодно. Практически удвоить сельхозэкспорт республики будет непросто, потому что поставщики прежде всего считают свою выгоду. Например, самый крупный агроэкспортер Татарстана — Казанский МЭЗ (подсолнечное масло) — в прошлом году оставил почти всю свою продукцию внутри страны, где сложилась выгодная конъюнктура. «К тому же много поставок осуществляется через трейдеров. Хотя это наша продукция, она идет через другие регионы, ее засчитывают не Татарстану, это в пределах 40–50 миллионов долларов», — объясняет министр. В итоге поставленная планка по экспорту в 2019 году пока взята лишь на 60%. 

4. создать систему ПРОГНОЗИРОВАНИя ЦЕН

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

Из проблемы прогнозирования спроса вытекает второй запрос — прогнозирование цен. Из года в год сельчане РТ жалуются, что, сея культуры весной, они понятия не имеют, почем смогут реализовать урожай осенью, и, соответственно, не знают, смогут ли расплатиться по взятым под урожай кредитам. Добавьте к этому запаздывающее финансирование из бюджета и практически ежегодные сюрпризы с погодой (то засуха, то потоп). И получается, что аграриям ежегодно приходится решать задачу со всеми неизвестными. Ахметов относился к такой участи села философски, цитируя советского селекционера, новатора сельского хозяйства Терентия Мальцева: «Каждый год я сажусь играть с природой в шахматы». 

Однако наши собеседники считают, что уравнение надо бы упростить. «Почему в других странах уже 15 декабря знают, какая цена будет в следующем году, а 15 января получают ресурсы, чтобы подготовиться к весне? А мы привыкли, что пока в бюджет поступят средства, пока мы оформим кредиты…» — сетует президент ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов РТ Камияр Байтемиров.

Многие считают необходимым ввести минимальные закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию. Долгие годы Татарстан гордился самой низкой стоимостью продуктов питания, но чудес не бывает — в результате в республике сложились и одни из самых низких закупочных цен в стране на зерно, молоко и мясо. Стоимость средств химзащиты, ГСМ, дизтоплива, техники и запасных частей та же, что и в других регионах, да еще и постоянно растет. Субсидиями эта разница полностью не компенсировалась, что постепенно привело к ослаблению сельхозпроизводителей. Цены будто замерзли на уровне 10-летней давности. «Закупочные цены на молоко у нас ежегодно на 3–4 рубля за литр ниже, чем, например, в Тамбове или Воронеже, а на зерно у сельхозпроизводителей РТ на 3 тысячи рублей за тонну ниже, чем в Краснодаре, хотя наш климат и условия несравненно тяжелее, чем в Черноземье и на Кубани», — подчеркивал в своем комментарии Хайруллин. 

Для сравнения: в странах Евросоюза реализуется программа борьбы с низкими закупочными ценами, политики понимают, что нужно компенсировать выпадающие доходы. «У нас, в республике, на это требуется адресно выделять 1,7–1,8 миллиарда рублей в год на выравнивание доходности в зерновом производстве и 1,7–1,8 миллиарда рублей в молочном производстве. Это всего лишь 18–20 процентов от суммарной господдержки села в РТ, но лишь такой подход позволит нам сохранить и развить его потенциал. Также необходимо отменить налог на имущество в сельском хозяйстве, который сегодня стал налогом на инвестиции. Для капиталоемкого сельхозпроизводства данный налог противопоказан», — заключает Айрат Назипович. 

Некоторые участники рынка предлагают законодательно закрепить норму рентабельности для сельхозпроизводителей — в районе 25–30%, в этом случае можно было бы вовсе отказаться от госсубсидий. 

Зяббаров, комментируя данные предложения, ясно дал понять, что фиксировать стоимость продуктов или норму рентабельности не в компетенции регионального минсельхоза. В то же время он отмечает, что сегодня сложился хороший уровень цен на зерно (12–13 рублей за килограмм), который дают возможность аграриям накопить жирок за зиму. «Сейчас стоимость зерна колоссальная. Я такой не помню, — радуется он, но добавляет, что министр сельского хозяйства всегда находится между молотом и наковальней. — Для производителей зерна такая цена — супер, но у нас есть хлебозаводы, спиртзаводы…» 

5. ЗАПУСТИТЬ ГЛУБОКУЮ ПЕРЕРАБОТКУ 

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

Путь к тому, чтобы спрос был высоким, а цены выгодными, известен — наращивать переработку сельхозсырья. Прежде всего это касается зерна. В год РТ производит 3,5–5 млн т зерна, из них до 1 млн т можно было бы отправлять на глубокую переработку. В республике в силу климатических условий производится в основном дешевое зерно, идущее на корм скоту, везти его на экспорт невыгодно, поэтому даже в случае высокого урожая у аграриев нет праздника: затраты на уборку и хранение большие, а закупочные цены низкие. Подчас сельчане, подгоняемые сроками выплаты кредитов, и вовсе вынуждены сбывать его по бросовой стоимости.

В выгоде остаются те, у кого в кооперации или в составе единого холдинга имеются животноводческие фермы. «Пропускать» зерно через молоко, мясо, птицу, яйца — это выход для таких регионов, как Татарстан. Чекмарев считает, что республика правильно выбрала вектор — по развитию животноводства, недаром по этому виду сельхозпродукции она занимает лидирующие позиции в стране. Но мясо тоже нужно перерабатывать, добиться роста здесь — отдельная нетривиальная задача.  

В то же время в РТ вынашивается как минимум три крупных проекта по глубокой промышленной переработке сельхозсырья. Прорывными выглядят планы ГК «ТАИФ» по созданию предприятия по производству биопластика ПГА из отходов переработки сахарной свеклы (мелассы) стоимостью 6,7 млрд рублей. В 2017 году сообщалось, что завод можно возвести за 24 месяца, но на дворе 2020-й, а о выпуске «свекольного пластика» пока ничего не слышно. Второй проект (компании «Татнефть» и «Нэфис») — это переработка зерна на биоэтанол как добавки к моторному топливу. Он позволил бы переработать 500 тыс. т зерна ежегодно, но требует инвестиций в 10 млрд рублей. Наконец, третий проект делает акцент на переработку зерна (500 тыс. — 1 млн т) на глюкозно-фруктозный сироп и модифицированный крахмал, но денег необходимо еще больше — около 20 млрд рублей. Все эти проекты пылятся на полке, как и предполагаемый завод по производству натуральных соков. 

По словам Зяббарова, сегодня ведется много переговоров, в том числе и с участием АИР РТ (переработка зерна, картофеля). «Но пока мы не можем сказать твердо: да, этот проект точно будет реализован», — признает министр. Дело в огромных инвестициях. Он подчеркивает, что, как только появится готовый инвестор, который возьмется за тот или иной проект, ему будет предоставлен весь спектр господдержки, который могут предложить власти республики.

6. ОТКРЫТЬ ДОСТУП ТАТАРСТАНСКОЙ ПРОДУКЦИИ НА ПОЛКИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ТОРГОВЫХ СЕТЕЙ

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

Произвести продукт — полдела, главное — продать. Обеспечить доступ товаров из Татарстана на полки сетевых магазинов — еще одна задача из категории первоочередных. Сейчас ситуация неплоха только по молоку и хлебу, то есть по скоропортящимся товарам, которые невыгодно везти издалека. По остальным продуктам питания — проблемы, а ведь доля сетей от всей продуктовой розницы в РТ постоянно растет и составляет уже около 30% (в крупных городах данный показатель, разумеется, выше).

Торговые сети диктуют свои условия. «Они говорят: „У тебя кривой-косой картофель, его не возьмем“. Один отмечает: „У тебя слишком крупный картофель — он нам не подходит“. Другой: „Что-то мелковатый, 40–50 миллиметров, давай только 55 миллиметров в диаметре“. А остальное что, мы выкидывать должны?» — сетует глава КФХ «Минниханов» Минталип Минниханов. Ряд собеседников считает, что нужен закон об обязательном предоставлении сетями до 15–20% своих объемов продаж для местного производителя. Предлагается также со вновь входящими на рынок игроками заключать соглашения о минимальной доле реализации местной продукции.

«Аналитика у нас есть: если на торговых полках у нас татарстанское молоко — 90 процентов, то овощей нет и 10 процентов. Это картофель, свекла, морковь», — отмечает Зяббаров. В минсельхозе понимают, что поставить ультиматум торговым сетям сегодня невозможно, поскольку те руководствуются прежде всего своей выгодой и спросом со стороны потребителя. Так что важно воспользоваться теми возможностями, которые дают построенные близ Казани крупные распределительные центры крупнейших продуктовых ретейлеров (прежде всего «Магнита» и X5 Retail Group).

«Что им (торговым сетям — прим. ред.) необходимо? Им нужен единый поставщик. В распределительном центре в Зеленодольском районе X5 Retail Group от нас могут принимать в месяц 500 тонн картофеля, 500 тонн капусты, свеклу, морковь. Они у нас просят: „Дайте нам единого поставщика, через которого все это будет идти, и мы готовы работать с вами, вас авансировать, по цене разговаривать“», — рассказал министр. В ближайшее время от ретейлеров поступит «техзадание» — какую именно и в каких объемах татарстанскую продукцию готовы закупать сетевики.

Нюанс в том, что поставки должны стать круглогодичными, а местные поставщики овощей пока научились хранить свою продукцию только до марта, поэтому надо решить, во-первых, как увеличить сроки хранения овощей, а во-вторых, где закупать картошку и морковку в течение трех месяцев (апрель, май, июнь), которые «вылетают» у нас по погодным причинам. Далее нужно создать единого поставщика для работы с сетями. Кто возьмет на себя эту функцию, пока обсуждается. Это может быть как несколько крупных кооперативов, так и объединение пяти-шести крупных производителей. 

7. привлекАТЬ ФИНАНСИРОВАНИЕ — и из бюджета, и от спонсоров

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

Всем сельчанам любопытно знать, как станет работать новая система госсубсидий, которую с 1 января 2020 года запустил министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев. Известно, что всего будет два вида субсидий — компенсирующие и стимулирующие. Они объединили существовавшие ранее субсидии на молоко, несвязанную (погектарную) поддержку и единую субсидию. Как очередная реформа госфинансирования села скажется на выплатах производителям, пока аграрии могут только гадать, но общее пожелание участников рынка одно — распределение средств поддержки по производителям должно быть более честным и справедливым.

Лоббисты в Москве у агропрома РТ имеются: к примеру, в минсельхоз России отправился известный ученый-почвовед, уроженец Татарстана и наш эксперт Чекмарев. Но, к сожалению, ушел из жизни зампред профильного думского комитета Хайруллин, с которым у Зяббарова, говорят, сложились хорошие отношения. 

Что касается республиканского бюджета, в 2020 году Зяббарову придется выкручиваться на 14,5 млрд  рублей, тогда как его предшественнику Марату Ахметову в 2019-м было выдано на развитие отрасли более 17 млрд рублей. Впрочем, в начале года такой порядок цифр не смущает — все давно привыкли к «магии» министра финансов РТ Радика Гайзатуллина, который к концу года регулярно подбрасывает ключевым министрам по паре-тройке дополнительных миллиардов. При наличии взаимопонимания с президентом РТ, а также в плотной спайке с Ахметовым выбивание денег из бюджета РТ для Зяббарова не представляет большой проблемы. 

У минсельхоза республики есть опыт привлечения денег в отрасль и от нефтяных инвесторов: известно, что сельчанам много лет делали скидки на ГСМ ТАИФ и «Татнефти», но вот в прошлом году ТАИФ топливо для проведения сельхозработ по льготной цене впервые не поставил. Министр пояснил, что частично эти потери компенсировала «Татнефть». Но не целиком…

8. ЦИФРОВИЗАЦИЯ и РОБОТИЗАЦИЯ, ТОЧНОЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

В обязательном перечне задач — цифровизация отрасли. Татарстан участвует в проекте «Цифровое сельское хозяйство», рассчитанном до 2024-го, и находится в числе лидеров в стране. Около года назад МСХП торжественно отрапортовало, что в РТ оцифровано 96% пашни и теперь при помощи электронной геоинформационной системы (ГИС АПК РТ) аграрии будут следить за состоянием почв. Эту тему начинал раскачивать еще Ахметов. А Зяббарова и вовсе называют фанатом электронной сельхозотчетности и цифровизации всего и вся. Говорят, новый министр мечтает, чтобы вся информация о том или ином поле была в смартфоне простого агронома. В этом смысле он полностью в тренде, который задает новое правительство Михаила Мишустина.

Чекмарев считает, что цифровизация АПК действительно помогает экономить ресурсы, но она востребована у хорошо обеспеченных техникой хозяйств, которые хотят выйти на более высокий уровень. Пока же для большинства крестьян проблема найти хотя бы какую-то технику, поэтому главный совет здесь заключается в том, чтобы субсидировать покупку как можно большего количества новой техники (также см. вызов №9). Ну а дальше поступательно внедрять «агроцифровые» проекты в жизнь.

Судя по словам самого Зяббарова, на новых технологиях он сделает основной упор в своей работе. «Цифровизация приводит к ощутимой экономии расходов на топливо. Трактор сегодня не там, где хочет, катается, а едет только туда, куда нужно. Если работник лишнее топливо израсходовал, это сразу фиксируется, у него из зарплаты потом вычтут, если он не по своему маршруту поехал!» — приводит он пример. Электронные системы позволяют в автономном режиме заправлять сельхозтехнику (не нужен учетчик топлива). Автоматизация облегчает жизнь бухгалтеров и экономистов — там тоже все заполняется в «цифре».

В МСХП планируют субсидировать компании, которые проводят закупки необходимого для цифровизации хозяйств оборудования через программу «60 на 40». Во многих европейских странах цифровизация и субсидии тоже связаны. «Где цифровизация, там и технологии», — говорит Зяббаров. В качестве положительного примера он приводит агрокомпанию «Август» в Муслюмово. «Все поля у них на карте прорисованы, нажимаешь на поле, а там вся история полей, что было посеяно в прошлом году, что в позапрошлом, весь севооборот…» — восхищается министр.

9. НАСЫТИТЬ ПОЛЯ ТЕХНИКОЙ

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

В АПК Татарстана нужно расширить использование механизации, современных технологий и автоматизации для облегчения труда, повышения качества продукции и эффективности производства. Энерговооруженность хозяйств (количество лошадиных сил техники на единицу площади) в РТ должна быть на уровне 350 л. с. на 100 га пашни, сегодня этот показатель на уровне 166 «лошадок». Сельчане и сами понимают важность «железа» в поле, но отсутствие свободных средств и высокая закредитованность тормозят закупку новой техники. 

Толчком в этом направлении в 2019 году в Татарстане стало возобновление программы закупок сельхозтехники по принципу финансирования «60 на 40», где 60%  — это собственные средства предприятий, а 40% — госсубсидии. Однако сельчане республики, видимо, слишком рьяно взялись за исполнение данной программы — денег на всех не хватило. Потому совет министру от наших экспертов таков: аграрии должны быть уверены, что в обещанный срок получат субсидии. Кроме того, нужно увеличивать бюджетные лимиты на технику.

Зяббаров отвечает, что в год в Татарстане выделяется до 2 млрд рублей в виде субсидий по программе «60 на 40», но заявок в 2019-м оказалось гораздо больше. «В прошлом году все субсидии уже получены хозяйствами, еще на 1,5 миллиарда сданы документы. Нам надо увеличить лимиты почти в 2 раза», — говорит министр. Пока же деньгами 2020-го начинают перекрывать долги прошлого года, а что станет со свежими заявками, пока нет ясности. «Этот вопрос открыт, мы будем возвращаться к нему чуть позже», — говорит он. 

Альтернативой покупки новой техники станет льготный (под 3%) лизинг — новая программа будет презентована Росагролизингом.

10. «татарстанский гектар» Сохранит сельский уклад?

Хватит рекордных урожаев и надоев: 10 вызовов для Марата Зяббарова

За последние 10 лет сельское население Татарстана поредело на 44 тыс. человек. Вскоре исчезнет около 50 сел, поскольку в них уже никого нет. Еще 250 на грани вымирания, т. к. в них живут от 1 до 10 человек. При этом в Татарстане сложился один из самых низких уровней зарплаты в сельском хозяйстве по России, что привело к оттоку молодежи в города. Это очень серьезный вызов, который стоит перед новым министром сельского хозяйства.

Для сохранения численности сельского населения уже делается немало. Построены новые дома культуры, ФАПы, спортивные объекты, райцентры украсили новыми парками и скверами. Для медицинского обслуживания отдаленных уголков республики запущены мобильные поликлиники. Работает ряд программ поддержки молодых специалистов, приезжающих трудиться в сельскую местность. Молодым сельским мамочкам введены единоразовые выплаты. Нуждающимся в жилье молодым специалистам и молодым семьям, проживающим на селе и работающим в сфере АПК, дают субсидии на сумму до 70% стоимости жилья.

Наши собеседники считают, что дополнительно для поддержки сельчан необходимо предоставлять им льготные (1–5% годовых) кредиты, предусмотрев средства для софинансирования в бюджете РТ. Также есть предложения по налоговым преференциям для сельских тружеников (по принципу особых экономических зон).

Сменщик Ахметова уверен в необходимости сохранять сельский уклад жизни. «Если человек не будет зарабатывать на селе, что ему там сидеть, он уедет, лучше в охране станет работать», — осознает министр. Единственно правильное решение — выстраивание эффективной экономики на каждом предприятии. 

В помощь сельским жителям с 2020 года запускают программу сельской ипотеки под «сказочные» 3%, также можно будет выкупить арендованное жилье через 10 лет всего за 1% его стоимости. Зяббаров подчеркивает, что подобных программ в Татарстане еще не имелось. Важно, что они не будут ограничены лимитами (по числу участников), решение о выдаче кредитов станут принимать банки, которые получат аккредитацию для работы.

Кроме того, как стало известно «БИЗНЕС Online», минсельхозпродом РТ уже разработан проект закона, который даст фермерам возможность получить землю безвозмездно — от 1 га до 500 га на 6 лет, без торгов. В перечне требований к получателям земли — наличие сельскохозяйственного образования, проживание в сельской местности не менее пяти лет и др. Когда проект о «татарстанском гектаре» будет внесен в парламент РТ, пока неизвестно.

* * *

А теперь — бонус! Что не вошло в наш шорт-лист ожиданий от нового министра, но тем не менее важно?

  • Вернуть в севооборот 43 тыс. га из 4,6 млн га неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения. В числе наиболее злостных нарушителей земельного законодательства числятся миллиардер Алексей Семин, ныне живущий во Франции, а также бывший банкир Роберт Мусин. Но лед тронулся. В прошлом году семинские и мусинские земли начали в принудительном порядке раздавать фермерам в аренду.
  • Грамотно провести весенние полевые работы, а впоследствии получить хорошую урожайность зерновых при разумных затратах. Малоснежная зима в этом смысле не внушает большого оптимизма. Пока ситуацию нельзя назвать критической, но тревогу вызывает состояние озимых культур, а также будущий недостаток влаги в почве.
  • Реформировать систему госветнадзора. Как известно, эти функции с 2020 года полностью переданы от управления ветеринарии при кабмине РТ Россельхознадзору по РТ. У последнего на данный момент нет разветвленной филиальной сети и необходимого числа специалистов для охвата всей территории республики. На процедуру передачи полномочий и формирования штата отведен срок до 1 июля 2020 года. В этот переходный период важно не ослабить контроль и не пропустить на территорию республики АЧС, нодулярный дерматит, птичий грипп и прочую заразу.
  • Разработать татарстанский закон «Об органическом производстве». Это необходимо, чтобы успеть занять свою нишу на рынке органической продукции, который ежегодно растет на 12–15%. В Татарстане свыше 1,2 тыс. КФХ и ИП, работающих в сельском хозяйстве, вполне могли бы производить органическую продукцию. Ряд хозяйств РТ уже принял решение о переходе на «органику».
  • Создавать паспорта развития и конкурентоспособности для каждой деревни (обеспеченность людскими и материальными ресурсами) — это облегчит процесс планирования и управления территориями на 10 лет вперед. Так в правительстве будут знать, какие населенные пункты республики крепко стоят на ногах, а где не очень хорошие перспективы и нужно срочно принимать меры.
  • Развивать систему профессиональных союзов, объединений, ассоциаций — например, создавать союзы зерноводов, свекловодов, птицеводов и т. д. Они консолидированно смогут делиться своими проблемами и предлагать решения. Причем такие союзы обязательно должны участвовать в формировании бюджета, чтобы они могли отстаивать свои интересы.
  • Победить борщевик Сосновского, который разросся на площади не менее 550 гектаров. Сразиться с этим «подарком» из советского прошлого теперь предстоит Марату Азатовичу.

А что бы вы посоветовали новому министру сельского хозяйства? Предлагаем делиться ценными мыслями в комментариях. Высока вероятность, что их прочитают во Дворце земледелия.

Источник