Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

Фигуранты дела «Лизинг-гранта» в сумме получили 76 лет реального и условного срока. А министерству экономики РТ погрозили пальцем

«Несправедливый приговор», — так бывший глава ассоциации малого и среднего бизнеса РТ Хайдар Халиуллин отреагировал на 7 лет, которые сегодня получил за мошенничество с грантами минэкономики. Все 23 фигуранта дела признаны виновными в распиле бюджетных средств. Кроме того, суд вынес определение, что преступлениям способствовало отсутствие контроля со стороны минэкономики РТ. Интересно, что уже в понедельник тому же судье Камалетдинову предстоит вернуться к рассмотрению дела Роберта Мусина.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

ЖЕСТКИЙ ПРИГОВОР СУДА: 41 ГОД КОЛОНИИ И 35 ЛЕТ УСЛОВНО

Всю горечь трагических финалов испытали сегодня на себе фигуранты громкого уголовного дела о мошенничестве с бюджетными деньгами программы «Лизинг-грант» министерства экономики РТ. Уголовное дело возбудили еще осенью 2016 года. В масштабной мошеннической схеме обвиняли 23 фигурантов дела. Следствие и УБЭП пришли к выводу, что за несколько лет из бюджета было выведено чуть менее 22 млн рублей, а еще 18 мошенники прикарманить не успели. Всех фигурантов дела федеральный судья Наиль Камалетдинов признал виновными в мошенничестве.

Ключевые обвиняемые получили внушительные реальные сроки. Так, экс-президенту ассоциации малого и среднего бизнеса Хайдару Халиуллину назначено 7 лет лишения свободы, срок он будет отбывать в колонии общего режима. Прокурор просил для него 8 лет. Супруга Марина Халиуллина поедет в том же направлении: ей дали 6 лет реального срока. Вероника Мирзагалямова получила 4 года колонии общего режима.

Оставшиеся фигуранты дела — 20 директоров фирм, что получали и обналичивали бюджетные гранты, — также в той или иной степени признаны виновными в мошенничестве. Правда, к реальным срокам приговорили только 7 из них. Адель Мухаметхазипов получил 3 года лишения свободы в колонии общего режима, Михаил Проскуряков — 3 года колонии, Эдуард Сафин и Александр Минько — по 3,5 года колонии, Андрей Поповнин — 3 года 3 месяца. Реальный срок получил и предприниматель Константин Деринг, он уезжает в колонию на 5 лет. А Диляра Шайдуллина, которую приговорили к 3 годам колонии, получила отсрочку наказания до того момента, пока ее сыну не исполнится 14 лет.


Елена Канцемалова, Денис Храмцов, Лейля Абдуллина, Ирина Поповнина, Владимир Матвеев получили по 3 года условно. Ольга Матвеева — 2,5 года, Надежда Дубровская — 3,5 года, Алена Чубакова — 3 года и 9 месяцев, а Светлана Шаширова осуждена на 2 с половиной года «условки». Дмитрий Митин и Азат Мирзаянов получили по 4 условных года.

Сергей Васильев — единственный фигурант, чье наказание уже считается отбытым. Весь процесс он находился под стражей. Так что те 3 года 3 месяца колонии общего режима, что выдал ему суд, считаются отбытыми. Его освободили в зале суда.

Ранее гособвинитель Степан Спиридонов запросил дня фигурантов в сумме 66 лет реального и 39 лет условного срока. Получилось в итоге 41 год и 35 лет, соответственно.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

Отметим, что до этого 5 условных лет получил бывший сотрудник ассоциации Тимур Аюпов. Он был первым фигурантом дела и полностью во всем сознался, став ключевым свидетелем обвинения против бывшего шефа. Под суд он пошел в особом порядке, за что получил снисхождение — избежал тюрьмы.

Наконец, отдельное определение судья Камалетдинов вынес в адрес действующего министра экономики РТ Фарида Абдулганиева. «Как установлено судом, совершению преступления способствовало фактическое отсутствие контроля достоверности документов, предоставленных соискателями субсидий, а также целевого расходования ими бюджетных средств. Достоверность писем лизинговых компаний, договоров финансовой аренды и лизинга — основополагающих документов, дающих право на получение целевых субсидий, — фактически не проверялась, несмотря на то, что это не требовало особых усилий и затрат ввиду ограниченного круга аккредитованных лизинговых компаний», — зачитал судья и постановил обратить внимание министра на проблемы, исправить недочеты и затем доложить суду. К слову, в период преступлений министром экономики РТ был совершенно другой человек — ныне глава дагестанского правительства Артем Здунов. Абдулганиев возглавил ведомство весной 2018 года. И в этом году уже свернул программу «Лизинг-грант».

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

«Еще раз обращаюсь к гражданам: я ничего не воровал, не похищал»

Все фигуранты дела простояли вместе в ожидании приговора четыре дня.  «Ладно мы, пенсионеры, свое отжили уже. А у молодежи вся жизнь впереди», — рассуждала во время одного из перерывов Марина Халиуллина. «Молодец, держится, еще и шутит. Отличная выдержка», — тут же из другого конца коридора можно было услышать лестные оценки для супруги экс-главы ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса РТ. При этом ни Халиуллин, ни Халиуллина не пожелали общаться с прессой в дни оглашения приговора.

Самой большой группой поддержки заручился экс-президент ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса РТ Хайдар Халиуллин.

«У нас в республике одна-единственная неправительственная организация, которая защищает малый бизнес. Халиуллин в силу своих обязанностей и по судам ходил за предпринимателей, и участвовал во всех конкурсах, способствовал, чтобы бизнесмены получали выгоды и льготы. И вот этого заступника публично порют — это щелчок по представителям малого бизнеса. Просто показать, что не суйтесь и не лезьте. Все дело шито белыми нитками», — высказался мужчина, представившийся почетным членом ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса РТ Владимиром Юрьевичем. Пришел поддержать Халиуллина, например, и предприниматель, глава союза велосипедистов РТ, блогер Ильдус Янышев.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

Сегодня судья Камалетдинов зачитывал характеризующий материал на подсудимых. Все 23 человека были признаны вменяемыми. Ни для кого не нашлось отягчающих обстоятельств, а в числе смягчающих то и дело звучали положительные характеристики, пенсионный возраст, наличие на иждивении детей и родителей. Части подсудимым засчитали признание вины и раскаяние. В числе таких — обвиняемые Дубровская, Канцемалова, Матвеевы, Шайдуллина. Некоторые до приговора успели даже частично компенсировать вред например та же Канцемалова, Матвеева, Сафин, Шайдуллина.

При зачитывании сроков в зале стояла тишина. Все стойко воспринимали назначение сроков. Лишь на словах о реальном сроке для Проскурякова в зале заплакала женщина, но довольно быстро успокоилась. Сразу после оглашения приговора судья Камалетдинов удалился, а конвой начал выводить из зала условно осужденных и надевать наручники на тех, кто получил реальные сроки.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

«Меня оговорил Аюпов, который был моим общественным помощником. Еще раз обращаюсь к гражданам: я ничего не воровал, не похищал, никаких взяток не давал. Несправедливый приговор, я вообще думал, что меня оправдают, а дали 7 лет… Всегда буду помогать предпринимателем — это моя миссия», — успел прокомментировать приговор Халлиулин. В этот момент к нему подошел сын, с которым он быстро попрощался. Мужчины о чем-то поговорили, не проронив ни слезы.

Последней выводили супругу экс-главы ассоциации МСБ. «До конца не застегивай наручники», — гуманно порекомендовал конвоиру коллега.

«Выпускайте меня уже скорее», — в это же время громко просил из клетки суда Васильев. Конвоир попросил его подождать еще. «Какие еще 30 минут?! У меня жена в ночную смену идет», — не унимался подсудимый, который получил свободу. Его все же выпустили из клетки и посадили расписываться в документах.

В коридоре около двух десятков человек спешили покинуть здание суда. Одна из женщин стояла у лестницы и плакала. Говорить с прессой она была не в состоянии.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

ХАЛИУЛЛИН И ЕГО СУПРУГА ВИНУ НЕ ПРИЗНАЛИ, СХЕМУ РАСКРЫЛА МИРЗАГАЛЯМОВА

Халиуллин, по версии обвинения, главный фигурант дела, свою вину не признал. Давая показания в ходе следствия и в суде, он отмечал, что никогда не голосовал за те или иные фирмы из корыстных целей и за плату. Иногда он просил членов комиссии поддержать какие-либо фирмы, но делал это от чистого сердца и не по чьей-либо просьбе. Более того, у каждого из членов комиссии были фирмы, за которые их просили голосовать, подчеркнул Халиуллин.

Его супруга, с которой они не живут вместе с 2011 года, вину также не признала. Она заявила, что никогда не готовила фиктивные документы, а с Аюповым ее познакомила Мирзагалямова. Более того, она даже не знала, что ее муж — член конкурсной комиссии, обладающий правом голоса.

Мирзагалямова же свою вину признала полностью: по ее словам, она согласилась участвовать в схеме из-за сложного материального положения. Ей доставалось определенное вознаграждение с каждой «сделки», однако основную сумму, по ее словам, забирал Аюпов, у него оседало около 30% от гранта. Часть денег Аюпов, по словам Мирзагалямовой, якобы передавал неизвестным сотрудникам минэкономики. Оставшиеся деньги забирал директор фирмы. Хайдара Халиуллина она никогда не видела, но знала, что он «выступает гарантом назначения субсидий».

Большая часть директоров фирм в суде признали вину. До последнего спорил с фабулой обвинения Деринг, он заявлял, что получал прибыль именно от поиска и покупки юридических лиц. А индивидуальный предприниматель Митин сообщил, что и не знал о добавлении нового вида деятельности (из перечня минэкономики) к его компании, которая занималась транспортными услугами.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

КАК РАБОТАЛ МЕХАНИЗМ

Согласно обвинительному заключению, все преступления были совершены в период с 2013-го по август 2016 года. «Действуя из корыстных побуждений, имея прямой умысел, направленный на незаконное обогащение, осознавая общественную опасность своих преступных действий, желая наступления общественно опасных последствий, Халиуллин, его жена и Аюпов вступили в предварительный сговор, направленный на хищение бюджетных средств при выделении грантов путем обмана сотрудников МСБ и минэкономики РТ», — зачитал судья.

Схема получения денег из бюджета Республики Татарстан была проста. Халиуллина, следует из приговора, подыскивала нужные фирмы для подачи заявки на грант — юридическое лицо должно было минимум год проработать в Татарстане, иметь счет в определенных банках и заниматься деятельностью, которая входила в перечень минэкономики. Например, выпечкой хлеба, изготовлением мебели, выращиванием рыбы или птицы. Халиуллина, следует из приговора, хранила у себя поддельные печати лизинговых компаний ООО «Восток-лизинг», «Лизинг-трейд» и других. Были у подсудимой и поддельные печати банков. Они использовались для создания фиктивных документов.

Подруга Халиуллиной с вузовской скамьи Мирзагалямова хорошо знала бухучет и отвечала за изготовление поддельных документов. В суде прозвучало, что именно она составляла гарантийные письма от лизинговых компаний, которые были обязательным условием для получения гранта. Все документы, часть которых она получала от супруги экс-главы ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса РТ, заверяла оттисками поддельных печатей и подписями юрлиц лизинговых фирм. 

Ранее осужденный Аюпов готовил бизнес-проекты подставных фирм, а также оказывал влияние на членов комиссии во время голосования. Халиуллин, также будучи членом конкурсной комиссии, обращался к ее членам с просьбой о положительном голосовании по нужным проектам, сообщая при этом «ложные сведения о рентабельности юрлиц и ИП», а также распределял доход, полученный преступным путем.

В подробностях схему освоения бюджетных денег можно рассмотреть на примере фирмы «Мрамор Казань»: Мирзагалямова, действуя в данном случае как «мозг операции», предложила директору фирмы Мухаметхазипову прикарманить из бюджета 1 млн рублей по программе «Лизинг-грант». Получив его согласие, она, следует из приговора, рассказала о планах Марине Халиуллиной и Аюпову, а те — Халиуллину. Аюпов объяснил, какие документы нужно собрать, и попросил у Мирзагалямовой за содействие 30%, то есть 300 тыс. рублей.

Мирзагалямова, следует из приговора, собрала нужные документы, директор поставил подпись, и бумаги отправили Аюпову. Тот сформировал паспорт проекта, отдал бухгалтеру, она сформировала заявку, Марина Халиуллина проставила на документах поддельные печати, и все это направили на рассмотрение в конкурсную комиссию. После того как фирма прошла конкурсный отбор, с ней был заключен договор от лица минэкономики РТ о предоставлении субсидий. Деньги, переведенные на счет фирмы, обналичили, считает обвинение.

В дальнейшем организаторы схемы просто искали предпринимателей или те сами приходили к ним, услышав об «услуге» с помощью сарафанного радио. Например, в схеме участвовал единственный арестованный фигурант Васильев, а также Шайдуллина, которая была сожительницей другого фигуранта дела, Самигуллина. Менялись наименования юридических лиц, но схема оставалась все той же. Впрочем, прокатывало не каждый раз: в некоторых случаях сотрудники минэкономики РТ все же находили неточности в документах и отказывали в грантах.

Руководителями фирм были как действующие бизнесмены, так и, например, абсолютные номиналы: к примеру, шефом одного из бизнес-проектов была продавщица колбасы с рынка. На допросах подсудимые рассказывали, как собираются потратить деньги — кто-то хотел купить «Газель» для своего транспортного бизнеса, иные желали закрыть ипотеку, кредиты, другие — просто хорошо пожить.

Также участники аферы, установил суд, скупали часть компаний, чтобы оформлять на них гранты. Например, подсудимый Деринг искал фирмы в Бугульме. Федеральный судья Камалетдинов пояснил, что в схеме Деринг появился не просто так: он «состоял в родственных отношениях с Мухаметхазиповым» — был женат на его двоюродной сестре.

Хайдар Халиуллин: «Я ничего не воровал, думал, что меня оправдают, а дали 7 лет…»

ОБВИНЕНИЕ ПОХУДЕЛО, но не развалилось

Несмотря на громогласные фразы из приговора, судья Камалетдинов пришел к выводу, что не все теории следствия имеют под собой основу. «Органами предварительного следствия Халиуллину, Халиуллиной и Мирзагалямовой предъявлено обвинение в совершении преступления в составе организованной группы с Аюповым. С такими выводами суд согласиться не может», — сообщил собравшимся федеральный судья Камалетдинов.

Он объяснил, что преступление считается совершенным организованной группой в том случае, если люди связаны между собой исключительно преступной деятельностью. Однако в этом случае Халиуллина, его жену и ее подругу объединяли семейные, дружеские и рабочие отношения, указал судья. Более того, выводы о создании преступной группы основаны только на показаниях уже осужденного Аюпова, которые не могут являться достаточным аргументом. К тому же суду не было представлено доказательств того, что у группы был организатор, не существовало и четкой иерархии.

Изменился в приговоре и список статей обвинения. Полностью отпала статья о легализации денежных средств. Сам факт легализации, по мнению суда, уже входит в смысл статьи мошенничества и не требовал отдельной квалификации. Излишне вмененной судья посчитал и подделку документов. Поддельные документы по факту не предоставляют особые права, а лишь служат средством реализации мошеннической схемы.

Халиуллин и вовсе был оправдан по нескольким эпизодам мошенничества. Когда следствию не удалось достоверно установить, что он голосовал за конкретное юридическое лицо при распределении грантов, подсудимый был оправдан. Например, это эпизоды с ООО «Вектор», ООО «Птичий рай в Аракчино», ООО «Диляра Ким», ИП Митин и ООО «Лавка».

Частично оправдан был и Мирзаянов, который признал вину в незаконной реорганизации ООО «Сервистрансстрой». В фирме был зарегистрирован фиктивный директор. Однако судья посчитал, что следствие неправильно указало признаки преступления, а законодательство позволяет суду разбирать только представленное следователем обвинительное заключение. Также он был оправдан и по эпизодам мошенничества, так как, по мнению суда, не знал об истинной цели Деринга в покупках юридических лиц.

И все же, несмотря на это, подавляющее число эпизодов суд счел доказанными. Впрочем, у фигурантов еще есть возможность обжаловать решение в Верховном суде РТ.

Источник

Добавить комментарий